Categorized | Эпоха в лицах

Знакомство с речами Рыкова в 1926—1927 годах

Знакомство с речами Рыкова в 1926—1927 годах, направ­ленными против оппозиции, а также с другими выступления­ми, затрагивающими вопросы борьбы с ней, вызывает почти физическое ощущение, как нелегко давалась эта борьба Ры­кову с его неприятием атмосферы личных столкновений и склок, комбинаторства и пр. Но он преображался, когда спор приобретал принципиальный характер и необходимо было убеждать и отстаивать определенные позиции.

Впрочем, были «теории», которые он отвергал в прин­ципе, как говорится, с ходу, без всяких дискуссий. Один из современников вспоминает о его возмущении при уже пер­вом знакомстве с «законом» Е.А. Преображенского, легшим в основу экономической платформы троцкистов с ее сверх­индустриализацией, которую предлагалось осуществить за счет принудительной перекачки средств из деревни в про­мышленность, по существу ограбления и разорения кресть­янства.

— Это ч-черт знает что! — говорил Алексей Иванович с возмущением и оттого слегка заикаясь. — Можно ли при­думать большее, чтобы смертельно скомпрометировать со­циализм?.. У него деревня только дойная корова для инду­стрии.

Он не мог знать, что всего лишь через несколько лет кон­туры, по его определению, «возмутительной теории» отчетли­во проступят в сталинских мероприятиях ломки советской де­ревни, навязанной ей «коренной реконструкции». Придет день, и после одного из многочисленных тогда заседаний, принимавших директивы по коллективизации, Рыков с еще большим возмущением глянет в рябоватое лицо Кобы и с не свойственной ему резкостью скажет:

— Ваша политика экономикой и не пахнет!

Но это — через три-четыре года. Пока же они с Кобой, Бухариным, Томским, другими членами Политбюро и боль­шинством ЦК — в одной упряжке, которую тянут, не пре­кращая изнуряющую, требующую немалых сил и нервов борьбу с оппозицией. Именно необходимость постоянного отвлечения на споры и борьбу с политиканствующими и чуждыми повседневной будничной работе людьми сыграла свою роль в том, что Рыков не сумел воспринять реальные стороны критики оппозиции. В то же время ее апелляция к находящейся за пределами ВКП(б) аудитории, не исключая мелкобуржуазные слои, усиление фракционности, грозив­шей появлением «параллельной партии», нелегальные мето­ды действия сломили веру Рыкова в возможность достиже­ния единства, сказались на присущей ему выдержке и оже­сточили.

Внешне это наиболее наглядно проявилось в его речи на XV съезде ВКП(б). Он вышел на трибуну после того, как ее покинул Каменев — единственный лидер оппози­ции, которому позволили выступить на съезде. Его речь постоянно прерывали грубые выкрики, шиканье и шум за­ла. Появление Рыкова сразу после Каменева было, конеч­но, не случайно, и стенограмма зафиксировала умышленно эффективную контрастность этого момента: «Рудзутак (председательствующий).

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta