Генерал Сандино

После первых успехов повстанческой армии командование США предложило Сандино почетную капитуляцию. Генерал коротко ответил: «Я не сдамся… Я хочу видеть свою родину свободной или умереть. Я не боюсь вас и верю в патриотизм моих товарищей. Родина и свобода!»

Сандино сражался семь лет. Вооруженные до зубов 12 тыс. американских захватчиков не могли сломить сопротивление партизанской армии, едва насчитывавшей 3 тыс. человек. Но эта армия, в рядах которой плечом к плечу с никарагуанскими патриотами сражались смельчаки из всех стран Латинской Америки, была сильна правотой своего дела.

«Я никарагуанец, — заявлял Сандино, — и горжусь тем, что в моих жилах течет кровь американского индейца, которая со времен далеких предков таит в себе нечто такое, что делает человека преданным и искренним патриотом. Самая большая честь для меня — это то, что я вышел из среды угнетенных: ведь они — душа и разум индейской расы. Быть может, погибнет последний из моих солдат — солдат армии освобождения Никарагуа, —но прежде, чем это случится, не один твой батальон, чужеземный светловолосый захватчик, навсегда останется лежать в моих горах».

Против партизанских отрядов Сандино янки применили военные самолеты и газы. Установлено, что один из первых случаев применения военной авиации после первой мировой войны имел место именно в Никарагуа, за восемь лет до того, как итальянцы Муссолини стреляли с воздуха по мирному населению Эфиопии, и за десять лет до того, как пилоты гитлеровской эскадрильи «Кондор» превратили в развалины Гериику.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta