Беспрецедентный приговор

31 декабря 1922 г. он рекомендовал своим соратникам поставить в советском государстве русских в такое неравенство по отношению к якобы угнетавшимся ими в прошлом другим народам, Которое возмещало бы сложившееся фактическое неравенство. И русский народ должен был оставаться в таком положении до тех пор, пока фактическое равенство между всеми народами не было бы восстановлено

тот беспрецедентный приговор был через три Ояца узаконен в резолюции XII съезда партии по национальному вопросу. В ней говорилось: преодолеть фактическое неравенство «нужно обязательно. И преодолеть его можно лишь путем действительной и длительной помощи русского пролетариата отсталым народам Союза в деле их хозяйственного и культурного

преуспеяния». Не согласиться с этим было, конечно, невозможно. Всякий, кто попытался бы усомниться в какой-либо части трактовки этого вопроса, немедленно попал бы в разряд неисправимых великорусских шовинистов.

Это, в частности, можно почувствовать по тону комментариев, с которыми выступила «Правда» по окончании XII съезда партии. Редакционная статья газеты разъясняла: основу школы Ленина в национальном вопросе составляет «бешеная борьба против шовинизма» и беспощадное бичевание всякого «русопятства». Великороссы призывались к жертвам, уступкам и — как это ни покажется неожиданным и неуместным в таком деле — к банальнейшей покупке доверия и братских чувств со стороны других народов. Черным по белому в «Правде» написано: «Полное право на государственное отделение до революции и после революции, величайшие уступки, самопожертвование со стороны пролетариата великодержавной нации — даже этой ценой необходимо покупать полнейшее доверие, поддержку, братскую солидарность со стороны прежде угнетенных наций». Иную национальную политику статья квалифицировала как «черносотенную подлость и подлое черносотенство».

Установки X и XII съездов партии, последний «завет» В. И. Ленина неукоснительно проводились в жизнь на протяжении всей истории советского общества. В 20-е гг. в числе особых достоинств режима неизменно отмечалось «драгоценнейшее право» исторически отставших народов на активную помощь, которая поначалу представлялась не чем иным, кроме как «возвращением долга» со стороны бывшей угнетающей нации.       Отличие автономной области от автономной республики виделось при этом лишь в одном: «автономная республика менее нуждается в поддержке и руководстве центра, чем автономная область»; «область предъявляет к центру большие, чем республика, запросы на помощь и поддержку и больше относительно получает». В конце 30-х гг. и в послевоенные годы о долге, как правило, уже не говорилось. Национально-территориальная автономия изображалась в качестве благородного средства оказания помощи малым и отсталым нациям со стороны более развитой с тем, чтобы они достигли уровня развитости передовых народов.

 

 

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta