Попытки усовершенствовать национально-государственное устройство

Нереализуемость принципа становилась очевидной прежде всего как раз в районном звене. По данным на июль 1934 г., например, из 2443 районов, имевшихся В СССР, 240 (т. е. каждый десятый) считался национальным. В Российской Федерации треть из них была русскими (в автономиях), 20% — украинскими, 10% — татарскими, а в Дагестане все районы были национальными. Из 62 824 сельсоветов в СССР 5300 (примерно каждый двенадцатый) также были национальными. Получалось, что в случае с наиболее массовой формой самоопределения народов национальный принцип не срабатывал. Подавляющая часть районов оказывалась как бы вне национальности или им не полагалось быть национальными. Не абсурд ли? К началу 1939 г., в условиях уже начавшегося свертывания национальных образований низового звена, В РСФСР еще оставалось, по данным, опубликованным в первом издании БСЭ, около 100 национальных районов, а в СССР — «несколько тысяч национальных сельских советов».

С конца 30-х гг. дальнейшие попытки усовершенствовать национально-государственное устройство были, по существу, оставлены; противоречия, порожденные закреплением за разными нациями неодинакового государственного статуса, не могли получить своего разрешения. Более того, они были усугублены незаконной ликвидацией ряда ранее созданных национальных республик и областей и практикой депортаций целых народов.

Все это, на наш взгляд, свидетельствует о том, что в 1917 г. и позже в национальной политике большевиков были упущены возможности, открываемые предложениями использовать вместо национально-территориального национально-культурный принцип федерации. Неприятие этой идеи, по мнению большевиков, диктовалось тем, что она, во-первых, может ослабить партию, лишив ее преимуществ централизма, во-вторых, якобы не согласуется с направленностью исторического процесса в сторону сближения наций и, самое главное, исключает их слияние в будущем. Все эти возражения оказались несостоятельными, ибо, в конце концов, не спасли от краха ни партию, ни Союз ССР. Между тем принцип культурно-национальной автономии имеет преимущество перед национально-территориальным уже потому, что последний создает больше предпосылок для роста национализма и сепаратизма, чем первый.

 

 

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta