Видимость открытой политической борьбы

После объявления о предстоящем плебисците глава хунты заверил будущих избирателей, что все политические силы, включая оппозиционные, получат право контролировать ход голосования. Чтобы придать плебисциту видимость открытой политической борьбы, власти отменили чрезвычайное положение, разрешили возвратиться в страну бывшим депутатам и сенаторам, руководителям некоторых левых партий, вожакам профсоюзов, объявленным ранее «государственными преступниками». Было разрешено возвратиться на родину и Ортенсии Бусси — вдове последнего законного президента Чили Сальвадора Альенде.

«В аэропорту Сантьяго, оцепленном агентами тайной полиции и карабинерами,— писала «Правда» 19 декабря 1988 года,— Ортенсию Бусси встречали тысячи чилийцев с портретами Альенде и флагами левых партий. По пути в город караван из трехсот машин остановился в бедняцком районе Киликура, где два года назад были обезглавлены три коммуниста. Ортенсия Бусси возложила венок в их память.

Позже она направилась на небольшое кладбище «Санта-Инес» в Винья-дель-Мар, в сотне километров от Сантьяго, где покоится прах Сальвадора Альенде. Пиночет запретил выбить имя бывшего президента на надгробной плите, и все эти годы на камне значилось, что под ним якобы похоронен Эдуардо Грове — родственник Альенде. Но люди знали, где нашел свой последний приют человек, который, не щадя своей жизни, стал на защиту народной власти. Они приходили сюда, хотя и понимали, что каждый, кто приносил цветы на могилу, рисковал оказаться в застенках диктатуры. С поражающим постоянством букеты каждую ночь исчезали.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta