Боевой дух служащих раз­ведки США

В середине 70-х годов боевой дух служащих раз­ведки США был чрезвычайно низким. Некоторые, правда, рисковали жизнью, и большинство использо­вало свои способности для дела, которое считали жизненно важным для интересов страны и даже для ее выживания. Однако имели место и нарушения зако­нов, и различные эксцессы со стороны сотрудников ЦРУ. Совершались ошибки, раскрывались неудачные заговоры. В результате все управление было привлечено к ответственности, а все служащие и планы попали под подозрение. Когда служащие управления не крити­ковались прессой, их обвиняли политики.

Именно так большинство служащих ЦРУ смотрело на ту ситуацию, с которой управление столкнулось в январе 1976 года. А теперь еще Билла Колби, профес­сионала в разведке, сменял какой-то непрофессионал, аутсайдер, и к тому же политик до мозга костей.

Мне необходимо было сделать такое заявление, которое сказало бы работникам ЦРУ, что им дали такого директора, который, по словам бывшего прези­дента Никсона, не уступит настояниям и не продаст их всех. Мое обращение должно было сказать: «Я на вашей стороне, и мы в своем деле едины».

Случай представился мне с первым решением, кото­рое я должен был принять как директор ЦРУ. На пер­вый взгляд это был не очень важный, чисто техниче­ский вопрос.

«Где бы вы хотели расположить свой основной ка­бинет,— спросили меня,— в старом здании или в Лэн­гли?»

Старое Президентское здание — это здание адми­нистративных управлений, громадное серое строение начала века на Пенсильвания-авеню, которое когда-то было построено для государственного и военного де­партаментов, но с конца второй мировой войны нахо­дилось в распоряжении Белого дома. Там размещались офисы вице-президента, административно-бюджетного управления и других государственных ведомств. Если бы я разместился там, у меня был бы удобный доступ к западному крылу Белого дома и Овальному кабинету. Это было бы плюсом. Проходить каждое утро через юго-западные ворота Уэст-Экзекютив-авеню и иметь за­резервированное место на автомобильной стоянке возле Белого дома было бы полезно для имиджа. Но это восприняли бы и так, что нового директора больше интересуют политические игры в Вашингтоне, чем руко­водство управлением.

Поэтому первым известием обо мне стало то, что я поселился в Лэнгли на седьмом этаже здания ЦРУ. Это решение было легко принять, поскольку я уже по­заботился о том, чтобы у меня был прямой доступ к президенту, где бы я ни размещался.

Это было одним из двух условий, которые я поста­вил, принимая должность директора ЦРУ. Ответив на телеграмму Киссинджера, я связался с Брентом Скаукрофтом, советником президента по вопросам националь­ной безопасности, чтобы быть уверенным, что вместе с обязанностями на новом посту у меня будут и воз­можности для их выполнения. Во-первых, мне должна быть обеспечена возможность непосредственного кон­такта с президентом, минуя бюрократию западного крыла. Во-вторых, я хотел сам назначить своего за­местителя и подобрать себе штаб.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

     

Статистика:

Meta