Болезнь невесты Джорджа Буша Барбары

Но, несмотря на эти периоды облегчения, врачи постоянно говорили, что нам не следует питать особых надежд. Их прогноз был тот же, какой сделала Дороти Уайвелл. У Робин было самое высокое содержание белых кровяных телец — лейкоцитов, какое когда-либо встречалось у пациентов. Врачи делали все от них зави­сящее, но медицинская наука не знала ничего, что могло бы помочь.

Весна сменилась летом, лето — осенью. Барбара

оставалась у постели больной, я сновал между Мидлендом и Нью-Йорком.

Молитва всегда была важной частью нашей жизни, но никогда столь важной, как в эти шесть месяцев. Барбара и я поддерживали друг друга; но в конечном счете именно вера действительно поддерживала нас, когда постепенно, но верно Робин ускользала от нас. Ей было три года и девять месяцев, когда она умерла. До сего дня, как и каждый родитель, который когда-ли­бо потерял ребенка, мы спрашиваем: почему? Но мы всегда знали: какова бы ни была причина, она — в лю­бящих руках Бога.

«В августе 1959 года «Запата петролеум», кото­рая прежде сократила свою собственность в «За­пата офф-шор» на 40 процентов, продала остаток акций своей дочерней фирме. «ЗОШ» стала неза­висимой компанией, и ее ценные бумаги были учте­ны Американской фондовой биржей… Штаб-кварти­ра корпорации переместилась в «Хьюстон клаб билдинг», и она отметила свою пятую годовщину фло­том из четырех вышек, штатом из 195 служащих и контингентом держателей акции в 2200 человек».

(Отрывок из «ВИВА», публикации служащих «Запата корпорейшн» в честь 25-й годовщины)

Буши переехали в Хьюстон после того, как «Запата» разделилась, причем Хью и Билл Лидтке сосредоточи­лись на бурении и продаже, а мой интерес в пред­приятии привлекли морские нефтепромыслы и конт­рактации. Психолог мог бы проследить этот интерес до дней моей юности и заключить, что это имеет нечто общее с моей первой любовью — морем. Управлять компанией морских нефтепромыслов означало прово­дить дни на воде или над водой, причем не только Мек­сиканского залива, но и в океанах и морях всего мира, повсюду, где была сама нефть или перспективы на нее.

Весь раздел предприятия проходил очень дружест­венно, за завтраком. Как вспоминает это событие Джим Ричи, друг из Мидленда, братья Лидтке сказали: «От­лично, вы возьмете это, мы возьмем то», а я ответил: «Прекрасно, вы получаете это, мы получим то». Мы на­чали как друзья и расстались друзьями, приобретя очень многое, а не только богатство.

Начало было положено нашей покупкой 8100 акров в месторождении «Уэст-Джемисон-филд» в графстве Кок. К концу 1954 года у нас была пробурена 71 сква­жина, и они давали около 1250 баррелей в день.

Хью Лидтке вспоминает, что, прежде чем окончи­лась эта часть нашей игры, собственность фирмы до­стигла 127 пробуренных продуктивных скважин, без единой сухой. Посторонние люди могли видеть в этом лишь невероятное везение, словно выбрасывание шесте­рок при игре в кости. На деле в этом было больше элементарной геологии, чем удачи.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta