Бурение нефтеной скважины в Техасе

Но, конечно, всегда есть шанс, что «Компания А» начнет бурение и закончит его пустой скважиной. Это оставляет землевладельцу его ренту плюс «пустыш­ку» — одну восьмую ничего не добытого в форме «арендной платы за разработку недр». И вот тогда на сцене появляются люди вроде Буша, Оверби или Гэри Лафлина, готовые идти на риск. Мы были «независимы­ми» нефтяными операторами, пытавшимися как-то войти в дело. Наше предложение землевладельцу звуча­ло так: «Мы хотели бы приобрести определенный про­цент ваших прав на роялтиз. Правда, если нефть най­дется, вы получите меньшую сумму денег. А если нет — ну, так лучше синица в руках…»

Это один возможный способ существования незави­симой нефтяной компании: вкладывая средства (по- другому — «спекулируя») в проценты от роялтиз. Дру­гой путь заключается в «вышибании» фермы, то есть в выкупе прав на недра.

Например, приходит такой «независимый» к круп­ному нефтедобытчику, скажем «Стандард ойл оф Тек- сас» или «Галф», и говорит: «У вас есть четыре арендуе­мых участка в графстве Оз. Так вот, вы можете под­страховаться. Продайте два участка мне. Я буду бурить и определю, есть ли там нефть. Если мне повезет, вы будете знать, что в этом районе есть нефть, не вклады­вая свои деньги в разведку; ну, а если мне не повезет, это мое дело, а вы будете знать, что нефти там нет, опять-таки не тратя денег на бурение».

Еще один способ, которым независимый оператор может заработать большую сумму, заключается в кон­куренции за выкуп прав на аренду у собственников полезных ископаемых. Но может ли фирма «Буш—Оверби» даже надеяться конкурировать со «Стандард» или «Галф»? Оказывается, может, потому что мы мень­ше, у нас нет бюрократии и у нас больше гибкости в принятии решений о вкладе. Мы можем двигаться быстрее, но при условии, конечно, что у нас есть на­личные деньги.

А чтобы получить деньги, надо привлечь вкладчиков извне, людей, желающих идти на риск или нефтяную спекуляцию. Если мы обнаружили нефть, наши вклад­чики получают определенный процент дохода соответ­ственно величине своего вклада. Если же скважина окажется сухой, они могут списать свои потери со счета.

Есть и другие виды спекуляций: можно исключить ферму из игры, а затем привлечь крупную компанию как соучастника отдельного проекта. Но какой бы ни была договоренность, независимый партнер всегда идет на риск.

В графстве Маккензи, граничащем с Монтаной, мы предложили землевладельцам по 1,25 доллара с акра за права на недра. Не можем заключить сделку, отве­тили они. Права уже куплены какой-то «Монголия ойл компани». (Оказалось, что это — «Магнолия», ныне «Мобил ойл».) Мы объяснили им, что у «Монголии» — права на бурение, а мы ведем речь об аренде прав на ископаемые. Наше предложение — 1,25 доллара.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta