«Бюллетень-мечта»

Что касается этого «бюллетеня-мечты», то теорети­чески я мог увидеть выгоду от вклада опыта Джерри Форда в руководство страной и от его личной популяр­ности, завоеванной благодаря успешной работе в стране и в республиканской партии. Хотя и проиграв Джимми Картеру в 1976 году, Форд покинул свой пост с огром­ным багажом уважения и признательности со стороны общественности. Имело значение и то, что лучшим че­ловеком, какого мог найти Рейган для критики адми­нистрации Джимми Картера, был именно тот человек, которому четырьмя годами ранее Картер нанес пора­жение.

Однако на практике мог ли тот, кто сосредоточил все помыслы на одной, высшей точке своей политической карьеры, приспособиться к роли второго? Ведь в конце концов Джерри Форд однажды уже вел свою кампанию за пост президента, когда он принимал решения и спу­скал их своему кандидату в вице-президенты Бобу Доулу. А что, если его идеи о стратегии избирательной кампании отличны от взглядов Рейгана?

Вопрос еще более важный: как стала бы функциони­ровать связка Рейган — Форд, будучи избранной? Мо­жет ли сопрезидентство, в котором один отвечает за внутреннюю и экономическую политику, а другой — за внешнюю политику и за оборону, нормально действо­вать? Как и у Дина, у меня относительно этого были серьезные сомнения. В Овальном кабинете есть только один стол.

Телефон в комнате отеля зазвонил. Джим Бейкер говорил с кем-то, кто только что прибыл с переговоров между Рейганом и Фордом. Прикрыв телефонную труб­ку рукой, Джим окликнул меня через комнату. «Дер­житесь,— сказал он.— Эта штука вот-вот сорвется. Кто-то там передумал».

В комнате зашевелились, но в моем сознании этот вопрос был уже решен. Время было позднее. Длитель­ное напряжение в течение дня и усилия, вложенные в подготовку моей речи перед съездом и в саму речь, истощили меня. Если даже бюллетень Рейган — Форд

и не будет принят, есть другие возможности, кроме варианта Рейган — Буш. Действовал фактор непредска­зуемости, который принес сюрпризы при выдвижении вице-президентских кандидатур Билла Миллера в 1964 году, Спиро Агню — в 1968 году; если бюллетень Рейган — Форд не получился, мог возникнуть вариант Рейган — Лэксолт или какой-то другой, о котором ни­когда не упоминали.

Я знал наверняка лишь одно: я мало что мог сде­лать, чтобы изменить ситуацию. Опрос Уэртлина и близкие сотрудники Рейгана, вроде Эда Миза и Бил­ла Кейси, могли, конечно, поставить в порядок дня вопрос о включении меня в бюллетень, но в конце кон­цов кандидат в президенты будет руководствоваться собственным инстинктом.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta