Центр радиосвязи на Титидзиме

Целью в этот день был центр радиосвязи на Титидзиме. Мы бомбили также Хахадзиму и лучше всех других запомнившийся остров Иводзиму. За день до этого Делейни, Нейдо и я вылетали на задание бомбить орудийные огневые точки на Титидзиме. Мы ликвиди­ровали некоторые из них, но далеко не все. Японцы, которые окопались на острове, еще располагали мощ­ным противовоздушным резервом.

Делейни, Нейдо и я летали вместе с тех пор, как наша 51-я эскадрилья была впервые придана авиа­носцу «Сан-Джасинто» еще в США.

Мы летали на задания к атоллу Уэйк, а также к островам Палау, Гуам и Сайпан и вышли живыми из приличного числа переделок, включая одну с посад­кой на воду, когда наш самолет дал течь, имея на борту четыре глубинные бомбы для забрасывания подлодок противника. Как бы вы сумели посадить «Авенджер» на воду с четырьмя 500-фунтовыми торпедами в его брюхе? Очень-очень осторожно, накачивая в кровь адре­налин, с молитвой на губах и скрестив «на счастье» указательный и средний пальцы.

При тренировочных полетах на базе Корпус-Крис- ти и вдоль Восточного побережья нас учили опреде­лять скорость ветра и высоту волн. В тот раз при ветре | около 15 узлов я задрал нос машины так высоко, как это было возможно без риска соскользнуть на кры­ло. Мы коснулись воды хвостом, легли на воду, смог­ли выбраться на крыло, надули наш спасательный плот и начали грести как раз в тот момент, когда само­лет пошел ко дну.

Мы чувствовали себя счастливыми. Через несколько секунд, когда торпеды самолета сдетонировали после того, как их предохранительные устройства уступили подводному давлению, мы почувствовали себя еще лучше. Затем минут через 30 последовала счастливая раз­вязка: американский эсминец «Бронсон» заметил наш плот и подобрал нас.

Как большинство пилотов «авенджеров», я любил слаженную работу и товарищество, которые становятся частью жизни экипажа из трех человек. Я привязался к своему самолету и называл его «Барбара».

«Авенджер» не обладал большой скоростью. В не­официальной флотской характеристике о нем говори­лось: «низковысотный     и медленный». Как сказал од­нажды Лео Нейдо, «авенджер» мог падать быстрее, чем летать. Его крейсерская скорость была около 140 узлов, снижаясь до 95 узлов и меньше при посадке на авиано­сец. Но он был прочным и устойчивым. Прочным и устойчивым настолько, чтобы не дать пилоту оши­биться даже при неудачной посадке. С самого начала, еще во время тренировочных полетов, я полюбил ощу­щение, которое давал этот торпедоносец,— ощущение ныряния, полета над самой водой на полных оборотах мотора.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta