ЦРУ припи­сывается недостойный обман

А через несколько дней вы берете утреннюю газету и читаете едкое сообщение, в котором ЦРУ припи­сывается недостойный обман и содержатся требования критиков из конгресса, чтобы управление разъяснило свои действия. Вам хочется позвонить корреспонденту и критикам, чтобы рассказать им хотя бы о каком-то одном успехе ЦРУ, но это исключено; там, где речь идет о разведывательной работе, разговоры о прошлых успехах мешают будущим. Как сказал президент Кен­неди на открытии новой штаб-квартиры ЦРУ в 1961 го­ду: «О ваших успехах не говорят, а о ваших неудачах трубят».

Одно из первых открытий, которое я сделал, при­обретая навыки, необходимые директору ЦРУ, состояло в том, что освещение прессой деятельности управления практически является целиком негативным. После не­скольких пресс-конференций, на которых я оборонял­ся от вопросов, заимствованных из слушаний комиссий Чёрча и Пайка, я попросил своего помощника по свя­зям с общественностью Ангеса Тюрмера, чтобы он составил список успехов ЦРУ, о которых можно было бы объявить.

Ангес разразился длинным докладом, начинавшимся с описания роли ЦРУ в том, что можно считать самым важным достижением администрации Кеннеди.

Спросите большинство людей, что они знают о вме­шательстве ЦРУ на Кубе в годы правления Кеннеди, и обычным ответом будет: «Они оказались в дураках в заливе Свиней». Однако сколько людей знает о том, что именно воздушное наблюдение ЦРУ за Кубой позволило 18 месяцев спустя выявить там советские ракетные базы? Когда президент Кеннеди сказал аме­риканскому народу и миру, что Советы лгали, будто у них нет баз на Кубе, он имел на руках доказатель­ства, полученные благодаря возросшим возможностям США в отношении разведки. А через восемь лет после этого, когда русские предприняли еще одну попытку построить на Кубе тайную базу (создать инфраструкту­ру для базирования подводных лодок с ракетами) в Сьенфуэгосе, именно анализ воздушной аэрофото­съемки, произведенной ЦРУ, позволил президенту Ник­сону нажать на Кремль, чтобы остановить реализацию этого проекта.

Провал в заливе Свиней стал провалом ЦРУ, одна­ко преодоление ракетного кризиса в 1962 году, кото­рое было бы невозможно без разведывательных усилий ЦРУ, стало успехом Кеннеди.

Я начал понимать, зачем Хэнк Ноче и его коллеги в Лэнгли приняли стоическую философию по поводу общественного имиджа ЦРУ. И почему некоторые мои друзья на Капитолийском холме были против того, чтобы я стал директором ЦРУ; они считали невыиг­рышной работу в агентстве с подмоченной репу­тацией.

Мой рабочий день на посту директора ЦРУ начи­нался, когда ровно в 7 часов 30 минут утра серый «шевроле» подъезжал к нашему дому на северо-западе Вашингтона. Кроме водителя, в машине находился офи­цер безопасности, чья главная задача была охранять не столько меня, сколько секретные документы, которые мы везли на протяжении нашей пятнадцатиминутной поездки через Потомак к штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta