Делегация КНР в Нью-Йорке

Делегация КНР в своих мешковатых серых френчах, условно называемых «модой Мао», прибыла в Нью-Йорк 11 ноября. Это была моя первая прямая встре­ча с коммунистическим Китаем. Меня ожидали неко­торые геополитические сюрпризы.

Не было ничего удивительного в том, что в своем первом официальном обращении к Генеральной Ас­самблее ООН заместитель министра иностранных дел Китая Цяо Гуаньхуа критиковал США. Но хотя я и знал, что между двумя коммунистическими державами существуют серьезные разногласия, я не представлял себе в полной мере, насколько враждебно китайцы относятся к русским, пока он не уделил ровно столько же времени критике Советского Союза. В одной из газет, вышедших на следующий день, появилась кари­катура, на которой были изображены Малик и я, си­дящие за своими столами с перекошенными лицами, в то время как Цяо опорожняет ведро риса на на­ши головы.

Однако речь Цяо была лишь началом моего позна­ния истинного состояния китайско-советских отноше­ний. И я по-настоящему удивился тому, что они всего лишь недолюбливают нас, но ненавидят русских. Это стало очевидным, когда посол Китая в ООН Хуан Хуа присутствовал на своей первой неофициальной встрече пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Эта встреча происходила в резиденции французско­го посла Жана Костюшко-Моризе. Хуан Хуа и я уже познакомились согласно одному из тщательно разрабо­танных сценариев, подготовленных экспертами по про­токолу из государственного департамента. Поскольку США формально еще не признавали правительство Пе­кина, моя встреча с представителем КНР должна была казаться случайной, а не подготовленной специально.

Я расположился в делегатской гостиной ООН, в том месте, мимо которого Цяо и Хуан Хуа должны были пройти при входе в зал. И вот когда они про­ходили мимо, я встал, протянул руку и представился — сердечно, но сдержанно.

Каждый из них пожал мою руку — сердечно, но сдержанно.

После этого «случайного» представления друг дру­гу мы разошлись. Однако было важно, чтобы китай­ский посол и я время от времени могли беседовать друг с другом, поскольку наши страны, несмотря на отсутствие официальных дипломатических отношений, обладали некоторыми общими интересами.

И вот Костюшко-Моризе, поприветствовав Хуан Хуа у дверей своей резиденции, ввел его в гостиную, где уже находились сэр Колин Кроу, Яков Малик и я. Хуан был представлен сэру Колину и пожал его руку, затем — мне и пожал мою руку. Потом протянул свою руку Малик. Я увидел, как Хуан Хуа вытянул было руку, но, услышав слова: «Советский посол!», быстро убрал ее назад, круто повернулся и отошел в сторону.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta