Долгосрочный план «наведение мостов»

В долгосрочном плане «наведение мостов» означало поиски путей к Ирану после Хомейни, к стране, которая стала бы стабилизирующей, а не разрушительной силой на Ближнем Востоке. Против такой идеи было трудно возразить. Но в краткосрочном плане это означало про­дажу иранцам ракет на сумму 12 миллионов долларов. А принять такую идею оказалось труднее, пока она не была изложена президенту в контексте возможности использовать для этого иранскую торговлю оружием, общий оборот которой составляет 8 млрд. долларов.

Возникает вопрос, не противоречит ли продажа ору­жия так называемой «умеренной» группировке в одной из ведущих в области терроризма стран в мире политике администрации США не иметь дело с террористами. Но президент счел, что «наведение мостов» не каса­ется этой политики. Его мнение сводилось к тому, что раз уж мы не продаем вооружение похитителям людей, значит, мы не ведем и переговоры с террори­стами.

Это был не очень убедительный аргумент, но он, как стало известно близким к президенту людям, отра­жал его озабоченность судьбой заложников. Хотя он редко затрагивал эту проблему публично, она стала главной темой в Белом доме. Он встречался и поддер­живал контакты с семьями заложников и считал, что как человек и как президент он обязан вернуть этих американцев домой.

Со своей стороны я был согласен с президентом в необходимости разработки таких долгосрочных пла­нов, которые сделали бы наши отношения с Ираном после Хомейни менее враждебными. Я разделял озабо­ченность президента судьбой заложников. Но беспокои­ло (и я изложил свои сомнения на этот счет), что Соединенные Штаты начали важную внешнеполитиче­скую акцию, не имея возможности полностью контро­лировать ее осуществление. Правда, мы действовали совместно с нашим верным союзником Израилем, но порой даже израильтяне говорили, что теряются в до­гадках в оценке быстро меняющейся политической об­становки в Иране.

Во время посещения Иерусалима в августе 1986 года меня просили принять Амирама Нира, известного эк­сперта по борьбе с терроризмом. В Израиле я вел переговоры с его руководством по общим проблемам американо-израильских отношений. А Нир прямо позво­нил моему старшему помощнику Крэйгу Фуллеру и со­общил, что он хотел бы лично проинформировать меня. Крэйг не знал о наших контактах с Ираном, а я вообще не знал, кто такой Нир. Однако просьбу о встрече с Ниром я услышал еще раньше от подполковника морской пехоты Оливера Норта, одного из сотрудников аппара­та СНБ. Официально Нир занимал должность специаль­ного помощника премьер-министра Шимона Переса. И все же что-то в этом деле вызывало у меня беспокой­ство, причем настолько сильное, что я встал посреди ночи и по специальному каналу связи позвонил в СНБ вице-адмиралу Пойндекстеру, с тем чтобы выяснить, знает ли он об этой просьбе. Телефонисты не смогли разыскать Пойндекстера, и вместо него соединили с Нортом, который успокоил меня в отношении этой встречи. Он сказал, что первоначально такая просьба поступила от самого премьер-министра Переса, гостями которого мы были, и что моя задача — просто «выслу­шать» информацию Нира.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta