Джордж Буш на подводной лодке

В тесной кают-компании подлодки меня вторично поздравили с прибытием на борт трое других летчиков ВМС, спасенных «Финбэком» незадолго до меня. Я мол­чаливо поблагодарил Бога за спасение своей жизни и произнес про себя молитву о безопасности своих друзей по экипажу. Позже я узнал, что ни Джек Делейни, ни Тед Уайт не уцелели. Один пошел ко дну вместе с самолетом, другого видели, когда он выпрыг­нул, но его парашют не раскрылся.

Как член 51-й эскадрильи я жил ощущением сво­боды, которое приходило во время полета. Я составлял часть команды, однако с сохранением своей индиви­дуальности. Но, живя с офицерами и командой «Фин­бэка», я узнал о другом роде сыгранности в работе и о другой опасности.

Что бы поначалу ни думали спасенные авиаторы, «Финбэк» был не спасательным судном, а боевым кораб­лем на задании. Как бы сильно ни хотелось нам вер­нуться в свои эскадрильи, пришлось ждать благоприят­ного случая, пока подлодка не бросила якорь на Ми­дуэе, выполнив свою боевую задачу.

Среди прочих вещей ожидание на подлодке означа­ло возможность взглянуть на войну изнутри, находясь скорее в точке приема, чем отправления при воздушном бомбометании. Говорят о риске боевых полетов, но на самолете вы можете отстреливаться и маневрировать. На подлодке вы дышите спертым воздухом и покрывае­тесь потом в брюхе металлической трубы, находящейся под вражеским огнем.

В этом задании «Финбэк» потопил достаточно вра­жеского тоннажа, чтобы командир подлодки капитан второго ранга Р. Р. Уильямс получил «Серебряную Звезду». Он и его команда заслужили эту награду. Однажды в надводном плавании мы были атакованы японским бомбардировщиком класса «Нелл». Когда мы погрузились, нас забросали глубинными бомбами. Под­лодка содрогалась, и гости-летчики с тревогой погляды­вали на членов экипажа. «Далековато»,— успокаивали они нас.

Но это было достаточно близко. Командование ВМС наградило меня за выполнение задачи на Титидзиме крестом «За выдающиеся заслуги», но то, что произо­шло со мной у острова, завершилось быстро, а вот если находиться под разрывами глубинных бомб в подлодке, то даже 10 минут могут показаться вечностью.

Но месяц на борту «Финбэка» был отмечен и лучши­ми моментами. Там я обрел дружбу, которая длится всю жизнь. У меня была возможность поразмышлять о тяжелой потере у Титидзимы. Через шесть дней после моего спасения я написал своим родителям письмо, в котором так описал свои чувства в то время:

«Я пытаюсь думать об этом как можно меньше. Однако я не могу выбросить из головы мысль о тех двоих. О, со мной все в порядке, я хочу снова летать и этого не боюсь, но я знаю, что не могу зачеркнуть в памяти это происшествие, и не думаю, чтобы я хотел совершенно забыть о нем».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta