Джордж Буш в Москве

Присутствие на церемо­ниях перехода власти в самом старом тоталитарном обществе мира в первый раз в связи со смертью Леони­да Брежнева в ноябре 1982 года, а затем по случаю смерти его преемника Юрия Андропова в феврале 1984 года. Вот мои записи, сделанные во время поездки на похороны Андропова.

«На протяжении всего пути из аэропорта в город безлюдные улицы, нет автомашин и прохожих. Такая же серая картина, как и 15 месяцев назад, когда умер Б. Мы опять на том же месте, где состоялось торжественное прощание с Б., снова видим солдат с венками, вереницы ожидающих людей. Никаких зна­ков скорби, никаких слез… Представитель протокола предлагает нам войти, мы поднимаемся по ступеням за другими делегациями, наши солдаты несут венок, на нем видна надпись: «Америка…» Говард и я подхо­дим к постаменту с гробом, чтобы засвидетельство­вать свое почтение. Я подхожу к Игорю Андропову, сыну, который благодарит нас за прибытие на похоро­ны… Любопытные взгляды сопровождают нас при вы­ходе на виду длинной очереди на морозный москов­ский воздух… Вновь странное чувство, похороны без Бога…

На следующий день после похорон я посетил пре­зидента Пакистана Зия-уль-Хака в жилом здании по­сольства его страны в Москве. В вестибюле масса советских военных. Никаких разговоров в помещении посольства, поэтому мы объясняемся больше жестами, показывая, что разговоры здесь прослушиваются. Под­нятая рука означает «Афганистан», и следует «разго­вор»: «О да, здесь положение не улучшается и не ухуд­шается…» Мы не пытаемся обсуждать деликатные проблемы… Позже на почетной трибуне можно видеть из всех, старых и новых лидеров… Горбачев — новый, Романов — новый.

Визит к Черненко… Он выглядит более здоровым, чем когда стоял на трибуне. Изредка улыбается, но нельзя сказать, что он приветлив. В целом решение президента не приезжать самому было верным».

Сайпан/Китай. По пути в Пекин в середине октяб­ря 1985 года мы посетили остров Сайпан, что возродило в моей памяти время, когда я побывал здесь впервые. Глядя на зелено-голубой океан из окон дома губерна­тора, я мысленно видел весь флот — мой авианосец «Сан-Джасинто» и линкоры вдали, обстреливающие предмостные укрепления, и мою эскадрилью, прикры­вающую высадку на побережье.

Это было летом 1944 года. Вспомнились дымы раз­рывов и вся картина боя на побережье за захват вра­жеских позиций. И еще пришло на память, что я совсем не ощущал этого боя, как, по-видимому, ощущали его сражавшиеся на берегу.

Впоследствии рассказывали о японских семьях, бро­савшихся в море со скалы на одной из оконечностей острова. Их убедили, что американцы всех уничтожат. А уже после поражения находили японских солдат, скрывавшихся в лесных чащах из страха перед побе­дителями. Трудно поверить, что на этом прекрасном мирном острове 41 год назад шла война и я участво­вал в ней.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta