Джордж Буш в Одессе

Короче, Одесса не была для 24-летнего бывшего во­енного моряка таким местом, где он мог рано или позд­но стать богачом. Со строго экономической точки зре­ния я преуспел бы гораздо больше, приняв предложение моего дяди Эрби Уокера вступить в его маклерскую фирму.

Но деньги были не единственной причиной моего приезда в Техас. Вся совокупность причин была связана с теми местами, откуда я вышел, где я жил и бывал,— от Гринвича, штат Коннектикут, и островов Бонин до Йеля и, наконец, до того, что приготовила Одесса для меня и моей жены Барбары в то лето 1948 года.

Приехал же я в Техас тем летом на своем «студе­беккере» — двухдверном купе 1947 года с обтекае­мыми обводами,— который купил за 1500 долларов на последнем курсе. Малиново-красная, с выпуклыми стек­лами, низкая ультрасовременная машина. Несколько кричащая по стандартам Нью-Хейвена. Но, отслужив три года в военно-морском флоте, я вернулся домой с уже сформировавшимися представлениями о том, что мне нужно.

Я знал не столько, чего я хочу, сколько, чего я не хочу. Я не хотел делать ничего шаблонного и предсказу­емого. Я повзрослел в военное время, увидел разные народы и культуры, познал горе утраты близких друзей. Как и множество других бывших военнослужащих, вер­нувшихся домой, я был молод годами, но зрелым в сво­их взглядах. Мир, каким я его знал до войны, меня не интересовал. Я искал жизнь другого рода, искал какого- то вызова, чего-то необычного. Я не мог представить себя счастливым, если бы просто ездил на работу, а по­том домой пять раз в неделю.

К счастью, я женился на женщине, разделявшей мои взгляды на необходимость вырваться из привычного круга. Барбара и я поженились в последний год войны. Когда я изучал экономику на последнем курсе в Йеле, мы много говорили о необходимости сделать нашу жизнь в чем-то отличной от привычного стандарта, и мы не ставили преград своему воображению.

Однажды, прочитав книгу Луиса Бромфилда «Фер­ма», мы серьезно задумались о том, чтобы заняться фермерским трудом. Нас привлекали мысль об экономи­ческой независимости, а также другие основные цен­ности, которые Бромфилд представлял как неотъемле­мую часть сельской жизни. Тут были и образы Гранта Вуда— поля золотой пшеницы под голубыми небеса­ми Среднего Запада, и воспитание семьи в фермерском поясе.

Затем мы начали глубже вникать в экономику жиз­ни на ферме. Узнавали не просто, какие средства необ­ходимы для ведения хозяйства на процветающей ферме, но сколько денег требуется на первоначальный вклад в землю, скот и оборудование. Требовалось больше, чем мы могли себе позволить. У нас не было денег, мы не зна­ли, где раздобыть их. Одно было ясно: это не было тем деловым предложением, которое приняли бы наши семьи.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta