Форма борьбы при Рейгане

При Рейгане борьба продолжалась в другой форме. У президента было пять сменявших друг друга глав СНБ — от Ричарда Аллена до Фрэнка Карлуччи. Никто из них не обладал ни влиянием, ни властью Кис­синджера или Бжезинского. Однако аппарат сотрудни­ков СНБ был все тот же и действовал, выходя далеко за пределы первоначального статуса совета. В 1985—1986 годах этот аппарат предпринял самостоятельный шаг не только в формировании, но и в осуществлении независимой тайной деятельности во внешней политике.

Этого не было и не могло случиться при Бренте Скаукрофте. Его поведение в качестве главы СНБ было моделью, которую каждый будущий американский пре­зидент должен брать за образец в выборе и правиль­ном использовании своего советника по вопросам на­циональной безопасности. Скаукрофт скрупулезно при­держивался устава СНБ, следил за тем, чтобы взгляды членов СНБ аккуратно и объективно докладывались президенту, но не пытался превратить СНБ в агентство по формированию политики. Он понимал, что США не нуждаются в двух государственных секретарях и двух министрах обороны.

Когда я занял место директора ЦРУ, я каждое утро находил на своем столе доклады из центров ЦРУ, из которых следовало, что мы теряем ценные источники информации в результате той «рекламы», которую со­здают на весь мир безответственные следователи с Ка­питолийского холма, допускающие утечку секретных данных. Вот несколько примеров.

- Разведки четырех латиноамериканских стран значительно сократили свои контакты с ЦРУ, ссылаясь на утечку информации в прессу.

- Высокопоставленное официальное лицо из Вос­точной Европы, являвшееся агентом ЦРУ, перестало с 1972 года сотрудничать с нами, боясь разоблачения.

- Дипломат из одной коммунистической страны, который согласился передавать информацию о своем правительстве, порвал все контакты, заявив, что не мо­жет рисковать, сотрудничая с разведкой, чьи внутрен­ние дела каждый день освещаются в разделе новостей.

Будучи еще новичком на своем посту, я читал эти бумаги со все большим раздражением, а с Капито­лийского холма и от прессы поступали требования сде­лать операции ЦРУ еще более открытыми. Я всегда считал, что без сотрудничества с конгрессом и прес­сой, при условии, что будут надежно защищены наши источники, агентство не сможет выполнить свое пред­назначение по обеспечению национальной безопасности. И в последние дни правления администрации Форда я все-таки дал решительный бой в защиту источников информации ЦРУ, но не задевая при этом ни конгресс, ни прессу. Речь шла о министерстве юстиции и каса­лась странного дела Эдвина Гиббонса Мура.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta