Главный помощник Джерри Форд

В 1974 году, когда Никсон ушел в отставку и Джер­ри Форд стал размышлять о возможностях подбора вице-президента, снова всплыло мое имя. Но теперь мой политический вес был более солидным. Я был председателем республиканского Национального ко­митета, прослужил несколько лет в качестве постоян­ного представителя США в Организации Объединен­ных Наций и шел первым в списке предпочтительных кандидатур на пост вице-президента среди губернато­ров и членов Национального комитета. На этот раз я получил вызов прямо от оператора Белого дома.

— Мистер Буш, да?

— Секунду, сэр… Мистер президент, мистер Буш на проводе.

— Хелло, Джордж…

— Как вы поживаете, мистер президент?

— Хорошо, Джордж, хорошо. Я сейчас звоню вам, чтобы вы это знали. Через несколько минут я соби­раюсь объявить, что имя Нельсона Рокфеллера пере­дается на Холм для утверждения в качестве вице- президента…

— Да… Ну что ж, мистер президент, вы сделали прекрасный выбор, и я благодарен, что нашли время позвонить мне. Вам в самом деле не нужно было…

Ему и в самом деле это не было грустно, однако Джерри Форд не мог иначе. Он был столь же забот­ливым президентом, как и партийным лидером в па­лате.

Интересным обстоятельством при получении Рок­феллером этого приглашения в 1974 году было то, что он твердил о своем нежелании занимать эту должность, говоря, что не может видеть себя «закулисным меха­низмом». Это была все та же оценка, которую люди, в том числе и некоторые вице-президенты, давали должности вице-президента начиная с первых дней Республики.

Джон Адамс утверждал, что чувствовал себя не­счастным на этом посту. Потом он стал президентом и приложил все силы к тому, чтобы сделать несчаст­ным Томаса Джефферсона, своего вице-президента. Столетие спустя Теодор Рузвельт любил повторять шутку Марка Твена о двух братьях: один из них ушел в море, другой стал вице-президентом. С тех пор ни от одного из них не было ни слуху ни духу.

В позднейшие времена получил распространение эвфемизм, которым Джон Нэнс Гарнер из Техаса, первый вице-президент Франклина Д. Рузвельта, оха­рактеризовал этот пост. Вице-президентство, по его словам, не стоило и «бадьи теплых плевков». В 1932 го­ду Гарнер отчаянно боролся против выдвижения Руз­вельта в президенты, а когда тот предложил ему стать вице-президентом, «Кактус Джек» подхватил эту «бадью», хотя для этого ему пришлось отказаться от своего поста спикера палаты представителей.

Двадцать восемь лет спустя другой техасец, Лин­дон Джонсон, проиграл выдвижение в президенты другому выходцу с северо-востока, Джону Кеннеди. Джонсон также говорил, что он не желал бы быть вице-президентом, а его личная неприязнь к Кеннеди была даже еще сильнее антипатии Гарнера к Руз­вельту. Но когда дым рассеялся, Джонсон отказался от своей влиятельной позиции лидера сенатского боль­шинства, чтобы стать напарником Кеннеди в националь­ном избирательном бюллетене.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta