Итоги работы Джорджа Буша

То ли потому, что оба мы уже подводили итог своей работе и собирались покинуть свои посты, но отсижива­ли сверхурочные часы, то ли из-за того, что Леви не был в Вашингтоне в годы «Уотергейта» и не знал, насколько сильно затронули меня эти слова, но когда я услышал слова насчет «прикрытия Уотергейта», которые трепали целый год все, от журналистов до самых младших клерков на Капитолийском холме, мое терпение лоп­нуло. «Через несколько минут мы будем говорить с пре­зидентом,— сказал я, повышая голос.— Почему бы вам не сказать это ему и в тех же выражениях?»

В этот момент вмешался Скаукрофт, чтобы немно­го остудить наш пыл перед тем, как мы войдем в Оваль­ный кабинет. Леви и я всегда относились друг к другу с чувством симпатии, но он, вероятно, только теперь понял, что задел больное место. «Тогда, может быть,— сказал он,— нет никакой необходимости тревожить пре­зидента в эти последние часы его правления. Должен же найтись какой-то способ, с помощью которого мы уладим наши разногласия».

Способ нашелся. Леви успокоился, я тоже успо­коился, и наши юристы решили проблему. 8 декабря

1977 года Эдвин Гиббонс Мур был осужден и приго­ворен к 25 годам лишения свободы. И суд не рассмат­ривал тех документов, которые ЦРУ не хотело пре­давать огласке.

Вот уж за второй президентской избирательной кам­панией я следил как ревнивый, но сторонний наблюда­тель. Во время соревнования между Никсоном и Мак­говерном я работал послом в ООН. Сейчас из своего кабинета на седьмом этаже в Лэнгли я наблюдал борьбу Форда и Картера как строго нейтральный (хотя и не беспристрастный) государственный служащий.

Однако в этой избирательной кампании я должен был сыграть две роли: одну не очень важную, другую — чисто функциональную. Незначительная роль заключа­лась в том, чтобы стать однодневной мишенью для речи Джимми Картера, которую он произнес перед членами Ассоциации американских юристов летом 1976 года. Картер сказал им, что оба президента — Никсон и Форд — использовали важные государствен­ные посты как «стартовые площадки для неудачных кандидатов, верных политических сторонников, потеряв­ших благосклонность помощников и выразителей осо­бых интересов». В числе других он назвал и меня, имея в виду мое назначение в ООН в 1971 году.

Это, конечно, не облегчило мою вторую, функцио­нальную роль. Как директор ЦРУ я должен был пре­доставлять разведывательные сведения кандидатам. Это означало, что надо было несколько раз летать в Плейнз, штат Джорджия, в сопровождении сотрудников ЦРУ, которые инструктировали кандидата от демократов по специальным вопросам.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta