Избирательная кампания — это поучительный опыт

Да и как это могло бы случиться? Все, что только можно было сказать или напечатать обо мне, уже было сказано или напечатано — включая выпад в рекламном объявлении на целую газетную полосу, что голосование за меня, как и голосование за Голдуотера, ведет к ядерной войне.

Избирательная кампания — это поучительный опыт. За полтора года, с тех пор как я вступил в гонку за место в сенате США против Ралфа Ярборо, я узнал очень многое. Барбара и я объездили Техас от Панхандла до Рио-Гранде, от Уичито-Фолс до Бивилла. Нет лучшего способа узнать штат и его людей, постигнуть их разнообразие. Многое я узнал и о себе. Фактически о нас.

Так, я узнал кое-что об отце Барбары Марвине Пирсе. Это было сказано в одном из памфлетов Джона Бэрча в самом начале кампании. Мистер Пирс, говори­лось в памфлете, является президентом корпорации «Макколл».

Это я знал.

Фирма «Макколл» издавала журнал «Редбук».

И это я знал.

А как подсказывало название, «Красная книга» была официальным изданием коммунистической партии.

Этого я не знал.

Потом был этот плотно сбитый парень, который про­светил меня в отношении одного из жертвователей в мою кампанию,— и этого я раньше не знал. Рой Гудэрл, один из моих советников по избирательной кам­пании, и я обрабатывали толпу на своеобразном поли­тическом пикнике в округе Панхандл. Мы раздавали карточки с лозунгом моей избирательной кампании: «Поможем построить еще более прекрасный Техас, по­можем построить еще более великую нацию! Выберем Джорджа Буша в сенат США!»

«Буш. Угу, слыхал про вас,— сказал парень, когда я вручил ему карточку.— Но я не могу поддержать вас».

«Сожалею об этом»,— сказал я, думая что он имеет в виду, что никогда не поддержит кандидата-республиканца. Именно это обычно подразумевали люди, когда реагировали таким образом. Мне лично вы нравитесь, Буш, но вы принадлежите не к той партии.

Вспомним, что это был 1964 год. Мы создавали республиканскую партию в Техасе, но дело подвигалось медленно, особенно в сельских районах. Однако парня беспокоило не то, что я принадлежал к республикан­цам. За этим скрывалось что-то похуже.

«В вашем нефтяном бизнесе участвуют восточные деньги, не так ли?»

«Кое-какие»,— сказал я. Рой Гудэрл потянул меня за рукав. «А в чем дело? Что вы имеете в виду? Каж­дый, кто бурит, обращается к вкладчикам капитала с западного побережья или с восточного. Такова при­рода этого бизнеса».

Но задавший вопрос покачал головой, даже не слу­шая ответа. «А что вы скажете о некоторых вкладчи­ках в вашу кампанию?» — И он упомянул известного хьюстонского адвоката, внесшего то ли сотню, то ли пятьсот долларов.

«А что можно сказать о нем?» — спросил я. Рой дернул меня за рукав посильнее. «Как это — что ска­зать? Вот именно, Буш, это я и имею в виду. Вы или не знаете, или вам все равно».

«Не знаю о чем?» — спросил я. Рой перестал тянуть мой рукав и взял меня за руку, поторапливая. «Пойдем­те, Джордж, нам пора идти». «Знайте,— сказал человек, медленно разрывая карточку с лозунгом моей избирательной кампании и соря ее обрывками мне под ноги,— этот сукин сын — член Совета по внешним сношениям».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta