Как Барбара полюбила Китай

Больше всего из моей поездки в Кэмп-Дэвид в 1973 году ей запомнилось ее нежелание соглашаться на работу в НКРП. Но когда я вернулся вечером того же дня, она поняла еще до того, как я снял пальто, что произошло. Президент просил меня, и поскольку то, о чем он меня просил, не было незаконным или безнравственным и я считал, что мог бы взяться за это, существовал лишь один ответ, который я мог дать. Сейчас, два года спустя, она знала, что есть един­ственный ответ, который я могу дать новому президен­ту. Короче — что скоро мы уедем из Пекина в Ва­шингтон.

За 13 месяцев нашего пребывания в этой стране Барбара полюбила Китай, погрузившись в изучение китайской истории искусства и архитектуры. У нее были и другие, личные мысли, связанные с возвраще­нием в Вашингтон. Ее волновало то, как отразится перемена работы на наших детях. Мы оба еще помни­ли уотергейтские дни и те огорчения, которые достав­ляли им школьные товарищи. Если им было тяжело тогда, то какой будет жизнь для детей главы ЦРУ?

И каким станет будущее в Вашингтоне для самого главы ЦРУ? После того как прошло первое впечат­ление от телеграммы, присланной Генри, и мы поняли, что она означает для нас в личном плане, я инстинктив­но почувствовал, чем все это пахнет для меня в про­фессиональном отношении.

Во-первых, моим главным интересом продолжала быть политика. А работа в ЦРУ даже в лучшие вре­мена не рассматривалась как трамплин для высоких постов уже хотя бы потому, что директор ЦРУ не должен быть связан с политикой. Всякий, кто брался за эту работу, был вынужден прекратить какую-либо политическую деятельность. Что же касается перспек­тив на выборную должность, то ЦРУ означает полный тупик и конец карьеры.

(Неужели все идет именно к этому? Значит, хотят похоронить Буша в ЦРУ? Да, Джордж, жизнь в ви­зантийской политической атмосфере коммунистиче­ской столицы начинает дурно влиять на тебя. Предпо­ложение, что некто в Вашингтоне — не президент и не Генри, а кто-то другой — задумал такое, было абсурд­ным. Но как однажды заметил Генри одному коррес­понденту, «даже у параноиков есть настоящие враги».)

Во-вторых, у меня появилось недоумение, что все это может означать в дипломатическом аспекте. Более года я и Барбара (а она вложила в это дело столько же, сколько и я сам) работали, чтобы создать атмосфе­ру взаимного уважения и дружбы между Китаем и США, сблизить наши народы и тем самым преодо­леть идеологические разногласия. С помощью личных контактов нам удалось сломать барьеры подозритель­ности и недоверия, существовавшие между нашими странами. Что подумают в правительстве КНР? Что Буш-дипломат был в то же время и Бушем-шпионом?

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta