Как Джордж Буш ходил на рыбалку

Тогда приключением было забраться на борт «Сор­ванца», использовавшегося дедом для ловли омаров, и попытать счастья в рыбной ловле. В те дни хищная голубая рыба еще не подходила к берегам Мэна, и мы старались наловить мелкой макрели и сайды. Дед верил в примитивный и верный способ ловли: толстая зеленая леска, намотанная на деревянную рамку, а в качестве приманки лоскут старой рубашки или носового платка.

Никаких выдумок. Нам в них не было нужды. Если макрель шла, она брала на все, а крупные рыбины — крупные в те времена для меня и для Преса означали полтора-два фунта — могли дернуть очень сильно и ока­зать упорное сопротивление. Удовольствие выудить такую зеленую красавицу было равнозначно порции мо­роженого и позднему отходу ко сну.

Первой, кто научил нас обращаться с лодкой, была бабушка Уокер. Когда Пресу исполнилось одинна­дцать, а мне девять, нам разрешили самим выводить «Сорванца» в океан.

Прее и я еще вспоминаем первое такое плавание, как мы преувеличенно усердствовали, исполняя само­стоятельно то, что раньше на наших глазах исполнял дед, осуществляя на практике все, чему он нас учил, как действовать в сильных течениях, при волне, во вре­мя приливов.

Когда я подрос, я научился управлять не только лод­ками с навесными моторами, но и катерами и мог хо­дить на большой скорости при довольно сильной волне. Управление лодкой или катером стало моей второй на­турой. Я получал физическое удовольствие от управле­ния сильной машиной, давая полный газ в открытом море, и от ощущения полета, когда волны поднимали корму и бросали нос лодки вниз.

Когда японцы 7 декабря 1941 года нанесли удар по Пёрл-Харбору, у меня не было никаких сомнений по поводу выбора рода военной службы. Мои мысли немедленно обратились к морской авиации. В колледж надо было поступать следующей осенью, но с этим мож­но было подождать. Чем скорее я смогу вступить в армию, тем лучше.

Шестью месяцами позже я получил свой диплом в академии Филипса в Андовере. Военный министр Генри Стимсон прибыл из Вашингтона, чтобы произне­сти перед выпускниками речь. Он сказал нам, что вой­на будет долгой и что, хотя Америке нужны солдаты, мы послужили бы нашей стране лучше, дольше проучив­шись до того, как надеть форму.

После церемонии в переполненном коридоре за две­рями зала мой отец задал мне последний вопрос о пла­нах на будущее. Отец был импозантной фигурой шести футов четырех дюймов роста с глубоко посаженными серо-голубыми глазами и гулким голосом. «Джордж,— произнес он,— не сказал ли министр что-нибудь, что изменило твое решение?» «Нет, сэр,— возразил я.— Я вступаю в армию». Отец кивнул и пожал мне руку. В день своего восемнадцатилетия я отправился в Бос­тон, был приведен к присяге и зачислен в военно- морские силы матросом второй статьи. Вскоре после этого поезд унес меня на юг к месту предполетного обучения в Северной Каролине.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta