Как работают служащие ЦРУ

Как и большинство непосвященных, несмотря на то что я был на правительственной службе и должен был бы знать это лучше других, когда в беседах воз­никало буквосочетание ЦРУ, я автоматически думал о шпионаже, контрразведке и тайных операциях. Одна­ко я вскоре узнал, что личный состав оперативного директората, который занимается разведкой, контрраз­ведкой и тайными операциями за рубежом, весьма невелик.

Большинство служащих ЦРУ работает в одном из трех других директоратов — административном, научно- техническом или разведывательном.

Административный директорат ведает нашими внут­ренними делами. Он оплачивает чеки, ведет личные дела служащих и, помимо всего прочего, подбирает кадры.

Научно-технический директорат, как говорил Джеймс Бонд, «выполняет невыполнимое». В его функ­ции входит развитие электронной техники и других тех­нических средств для совершенствования методов раз­ведки. Это подразделение, деятельность которого захва­тывает воображение непосвященных, убеждая их, что в недалеком будущем техника сможет заменить людей в разведывательной работе за рубежом.

Недостаток этой теории в том, что еще никто не предложил какое-либо устройство, способное опреде­лять человеческие намерения за тысячи миль. Наука и техника дали нам возможность точно оценивать коли­чество военных кораблей и их расположение, однако выяснить, как, когда и для чего руководство данной страны собирается использовать эти корабли, может только человек.

На этом этапе и вступает в дело разведыватель­ное управление. В ЦРУ офицер разведки не является «шпионом» в общепринятой символике «плаща и кинжа­ла». Это аналитик, занимающийся определенной областью знаний или сферой жизни — внешней полити­кой, экономикой, военным делом, сельским хозяй­ством и т. д. В период моего директорства в ЦРУ рабо­тало свыше 1400 человек со степенями магистров и докторов наук. Когда специалисты такого уровня со­бирались на совещания в моем кабинете, это больше походило на университетские семинары, чем на главы из произведений Иэна Флеминга.

Однажды утром, приблизительно через три месяца после того, как я был назначен директором ЦРУ, в моем кабинете шло обсуждение предстоящих в 1976 го­ду выборов в Италии. Не могу сказать, что я ожидал услышать по этому поводу, когда мы решили включить этот пункт в повестку дня, но я не мог себе пред­ставить, в какую академическую дискуссию это выльет­ся. Различные сотрудники защищали в ходе нее четыре различные точки зрения.

Эта конкретная проблема была в тот раз исчерпы­вающе решена, но, когда мои офицеры не могли прийти к единой точке зрения по какому-нибудь вопросу, при­нимать решение о том, что докладывать президенту и СНБ, предстояло мне как директору ЦРУ.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta