Крестные родители Дороти

Поскольку крестные родители Дороти — моя сестра Нэнси Эллис, муж Бетси Хемингуэй — Спайк и друг нашей семьи из Хьюстона Милдред Керр — не могли присутствовать на церемонии лично, их заменил наш сын Марвин.

В ходе самой церемонии вопросы и ответы, касав­шиеся вероисповедания Дороти, выпало переводить пе­реводчику, который был воинствующим атеистом и ко­торому, по-видимому, не нравилось произносить рели­гиозные термины. Тем не менее церемония проходила без каких-либо особых осложнений, и по ее заверше­нии священники сказали Дороти, что отныне она стала пожизненным членом прихода их маленькой церкви, расположенной в коммунистической стране, где, как они сказали, «мы будем любить тебя и будем всегда по тебе скучать».

Генри Киссинджер вновь прилетел в Пекин 19 ок­тября [1975 г.], на этот раз с очень важной програм­мой. Он прибыл, чтобы провести подготовительную ра­боту перед официальным визитом президента Форда в Китай, который должен был состояться позже в том же году. Как всегда, программа пребывания государствен­ного секретаря была лихорадочной: за два рабочих дня он провел три продолжительные встречи с заме­стителем премьер-министра Дэн Сяопином, на которых прорабатывались детали коммюнике об итогах встречи президента США с председателем Мао.

Никто не мог бы запрограммировать, что скажут друг другу в ходе своих бесед два наиболее влиятель­ных лидера в мире. Когда руководители государств садятся за стол переговоров, общая практика всегда сводится к подготовке только наброска, но не полного текста заключительного документа, причем еще до того, как в страну прибывает лидер, наносящий визит. Такая практика определяет повестку дня переговоров и сводит к минимуму риск непонимания по важнейшим проблемам.

С китайской стороны на переговорах Киссинджера с Дэн Сяопином присутствовал министр иностранных дел Цяо Гуаньхуа, с американской — сотрудники госу­дарственного департамента, помощник госсекретаря Филип Хабиб и я. С Дэн Сяопином я встречался уже несколько раз до этого. Он был восходящей силой в Ки­тае, и чувствовалось, что он займет высшую должность после того, как уйдут Мао и Чжоу. Заядлый куриль­щик и любитель чая, он был человеком, который вы­давал себя за заурядного сельского жителя, за грубо­ватого солдата из провинции Сычуань в Юго-Западном Китае.

Во время своих встреч с иностранными руководите­лями Дэн Сяопин демонстрировал способность исклю­чительно тонко и взвешенно соединять твердость с веж­ливостью. Однако во время встреч с Киссинджером Дэн заметно склонялся к агрессивным тяжелым пере­говорам. Он посокрушался — как ни парадоксально это звучало — о том, что Соединенные Штаты демонстри­руют свою слабость перед лицом советской угрозы миру на Земле. Если бы не другой язык, можно было бы подумать, что я слушаю речь Барри Голдуотера в 1964 году.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta