Ливанский кризис

Во время ливанского кризиса у меня была возмож­ность близко наблюдать за тем, как Брент Скаукрофт осуществлял свои функции помощника президента по вопросам национальной безопасности. Человек высокого роста и с задатками ученого, генерал-лейтенант ВВС Скаукрофт обладал не только опытом, но и тем темпе­раментом, которого требовала эта работа. Спустя почти 10 лет миллионы телезрителей узнали его как одного из трех членов комиссии Тауэра, занимавшейся рассле­дованием дела «Иран — контрас».

Как глава СНБ при Форде Скаукрофт действовал в рамках того же самого закона, по которому в 1947 го­ду было создано и ЦРУ. Эта работа по утвержденно­му конгрессом уставу заключалась в том, чтобы «кон­сультировать президента с учетом всех вопросов внут­ренней, внешней и военной политики, касающихся на­циональной безопасности».

Как и ЦРУ, СНБ никогда не рассматривался как орган, занимающийся формированием политики вообще и еще в меньшей степени — американской внешней по­литики. Скаукрофт это понимал и как член комиссии Тауэра отразил это, выдвинув тезис о том, что в ходе сделки «Иран — контрас» под удар была поставлена не вся деятельность СНБ, а лишь те методы, используя которые, отдельные сотрудники СНБ дезавуировали ее.

Я согласен со Скаукрофтом. На протяжении ряда лет СНБ постепенно уходил от своих первоначальных уставных функций давать советы и сводить воедино разные аспекты политики.

При президентах Трумэне и Эйзенхауэре первона­чальный устав выполнялся скрупулезно. При таких сильных личностях, как Дин Ачесон и Джон Фостер Даллес, возглавлявших государственный департамент и тесно связанных со своими президентами, было ма­ловероятно, что глава СНБ превысит полномочия своего мандата в области внешней политики.

Однако при президентах Кеннеди и Джонсоне си­туация изменилась. По данным Артура Шлезингера, Кеннеди еще до приведения к присяге заявил, что пред­полагает использовать СНБ «более гибко, чем раньше». Когда помощник Кеннеди по национальной безопас­ности Макджордж Банди, а затем помощник Джонсона Уолт Ростоу начали обретать собственную власть в ре­зультате легкого доступа в Овальный кабинет, не потре­бовалось много времени, чтобы СНБ стал оказывать влияние на внешнюю политику, а не просто давать советы.

Фактически, делая СНБ «более гибким», Кеннеди создал условия для обострения политических разногла­сий между своим государственным секретарем Дином Раском и своим помощником по вопросам националь­ной безопасности Банди. Это ведомственное сопер­ничество продолжалось и между Раском и Ростоу. Затем, во время президентства Никсона, появился Ген­ри Киссинджер, который соревновался с Уильямом Род­жерсом (до тех пор пока не заменил его на посту государственного секретаря). Борьба за контроль над внешней политикой шла и в годы президентства Кар­тера — изменились только имена: Збигнев Бжезинский против Сайруса Вэнса.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta