Любящая мать Джорджа Буша

Как мой отец (и как ее собственный отец), мать бы­ла первоклассной спортсменкой. Невысокая ростом, она могла потягаться с кем угодно в теннисе, гольфе, баскетболе, бейсболе — в этой связи я не припомню ни одних соревнований по бегу, в которых участвовала мать, где она не заняла бы первого места. Даже когда ее сыновья-подростки переросли ее, она всегда могла поставить нас на место, если мы начинали слишком много воображать о себе.

И теперь, 50 лет спустя, мама держится всегда на­стороже на случай, если кто-нибудь из детей выкажет что-либо похожее на зазнайство. «Ты слишком много говоришь о себе, Джордж»,— сказала она мне, прочитав в газете отчет об одной из моих речей. Я ответил, что, мол, от меня как от кандидата ждут, что я скажу из­бирателям о своих качествах. Она на миг призадума­лась, затем нехотя согласилась. «Ну, это я понимаю,— сказала она,— но все же старайся сдерживать себя».

Даже когда я стал вице-президентом, мать позвони­ла мне сразу после моего появления на экране в ходе одной из передач, когда мы с президентом выступали на тему о положении страны. Она сказала, что мне не подобает читать что-либо в то время, когда пре­зидент Рейган произносит речь. Когда я объяснил, что спикер палаты представителей и я получили заранее отпечатанные копии речи, чтобы следить за ремарками президента, это не слишком ее убедило. «Я действитель­но не могу понять, почему это необходимо,— сказала она.— Просто слушайте, и вы увидите, что он должен сказать».

Иногда мать делает более тонкие высказывания о моих манерах как вице-президента. «Джордж, я за­метила, как внимателен президент Рейган к Нэнси,— однажды сказала она.— Я никогда не видела, чтобы он сходил с самолета прежде нее или шел впереди нее. Он так внимателен!» Я понял намек.

Но критика матери по отношению к детям, так же как и критика отца, всегда была конструктивной, а не негативной. Они всегда подбадривали нас и всегда ока­зывались на месте, когда мы в них нуждались. Они верили в старомодное воспитание, в щедрые дозы люб­ви и дисциплины. Религиозное учение было тоже частью нашей домашней жизни. Каждое утро, когда мы собирались за столом завтракать, мать или отец читали нам какой-нибудь отрывок из Библии. Наша семья при­надлежит к епископальной церкви, и мы регулярно посе­щали воскресные службы в церкви Христа в Гринвиче.

Мы были дружной счастливой семьей и никогда не были ближе друг к другу и счастливее, чем когда каж­дое лето набивались в автомобиль — пятеро детей, пара собак, мать за рулем,— чтобы отправиться в Уокерс-Пойнт в Кеннебанкпорте, штат Мэн. Эта усадьба была названа в честь моего деда Джорджа Герберта Уокера и его отца Дэвида, которые купили ее совместно для семейного отдыха.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta