Место Рональда Рейгана в истории

Место Рональда Рейгана в истории определят исто­рики и писатели двадцать первого века, а не наши современники. Но применительно к руководству в 80-х годах репутация Рейгана — это репутация президента, проявившего волю и нашедшего путь, чтобы двинуть страну в направлении, противоположном тому, в каком она шла последние 20 лет. Если, как утверждал его предшественник, во второй половине 70-х годов Америка перенесла «национальную болезнь», то Рейган ее излечил. Скорее всего, он просто возродил веру об­щества в жизнеспособность своей страны, воодушевив Америку, которая начала было сомневаться в себе, своим безграничным оптимизмом и уверенностью.

Эта уверенность нашла отражение при формиро­вании кабинета Рейгана. За столом заседаний в тече­ние последних шести с половиной лет находились во­левые личности, которые у более слабого президента могли бы вызвать опасения. Назову лишь некоторых. Это Ал Хейг, стремившийся влиять на внешнюю по­литику США так, как это делал Генри Киссинджер во времена Никсона и Форда; Джордж Шульц, госу­дарственный секретарь, отличавшийся от Хейга темпе­раментом, но не целеустремленностью; министр обороны Каспар Уайнбергер, проницательный и опытный адми­нистратор; министр финансов Дон Риган, упорный, не склонный избегать спора; министр торговли Мак Болд­ридж, эксперт по частному сектору, с острым умом и железной логикой; Джеймс Бейкер, внесший в дея­тельность министерства финансов во время второго сро­ка президентства такую же изобретательность, какую он проявил в качестве шефа штата советников Белого дома в первые четыре года президентства Рейгана.

Ни один из этих членов кабинета не относился и не относится к числу «поддакивающих». Напротив, обычай Рейгана вести дела «коллегиально» поощрял откровенное изложение мнений на заседаниях кабинета, а президент, выслушивая различные точки зрения, за­тем направлял обсуждение к основным моментам.

Заседания кабинета давали президенту единствен­ную возможность получать достаточно широкое пред­ставление о деятельности исполнительной власти и поддерживать контакт с ее различными подразде­лениями.

Для многих членов кабинета эти заседания были единственной возможностью прямого контакта с пре­зидентом в течение недели. Отдавая себе в этом отчет, я считал, что роль вице-президента в этих заседаниях должна быть ограниченной. Открытый и прямой до­ступ в Овальный кабинет давал мне большую воз­можность излагать свое мнение по любым вопросам и тем самым влиять на политику администрации, не отнимая на это времени, отводимого для заседаний кабинета, и не вынуждая президента высказаться «за» или «против» его вице-президента.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta