Нефтеной бум в начале 50-х годов

Нейл Мэллон был другом и наставником, уступав­шим разве только моему отцу. Наблюдая его за ра­ботой, я понял, что руководитель, если он хочет эффек­тивно руководить организацией, ни в коем случае не должен запугивать подчиненных. То, чему он научил меня, а этот урок я не забыл и поныне, заключа­ется в том, что, если кто-либо, работающий с вами, хочет продвигаться, не становитесь на его пути. Протя­ните ему руку помощи.

Я покинул кабинет Нейла с чувством, что у меня с плеч свалился огромный камень. Конечно, настоящих трудностей только добавилось. В последующие недели я должен был получать жалованье только от фирмы «Буш — Оверби», и мы с Джоном и несли ответствен­ность за то, чтобы банку было чем нам платить.

Для независимого западнотехасского нефтяного предпринимателя в период бума в начале 50-х годов его контора была таким местом, где найти его было труд­нее всего. Будучи сам себе хозяином, я проводил в дороге больше времени, чем когда был коммивояже­ром компании «Дрессер». Поездки были далекими, широкими по охвату и разнообразными. Но они ни­когда не были скучными. В этом был соблазн незави­симого нефтяного предприятия: один день вы ехали по пыльной дороге к какой-нибудь отдаленной ферме, разыскивая владельцев земли, а на следующий день — рыскали в желтом такси по большому городу в поисках фондов.

В марте 1951 года, когда компания только-только становилась на ноги, по Западному Техасу пошли раз­говоры о главном нефтяном месторождении в Северной Дакоте. Оно было известно как «Амерада Иверсон»

№ 1. Находилось оно в области, где нефть никогда раньше не добывалась, иначе говоря, это был тот самый случай, о котором говорят: «Какого черта мы теряем?»

А именно этого и жаждали Буш и Оверби.

Мелкие операторы часто работают над проектами совместно, а по соседству с нами жил некто Гэри Лаф­лин, независимый предприниматель, который владел са­молетом «Бонанца» Б-35. (Гэри в прошлом тоже слу­жил в военно-морской авиации и во время войны летал на «корсарах».) Вскоре после того, как до нас дошел слух об открытии нефти в Северной Дакоте, двое из нас направились на север в Майнот, крупнейшее место­рождение в том районе.

Достигнув Майнота, мы арендовали джип с крышей и боковыми панелями — в Мидленде была весна, а в Дакоте еще стояла зима — и направились в канце­лярию графства, где хранились данные о землях. Умение читать данные о земле в районе месторождений — это менее занимательная, но необходимая часть нефтя­ного бизнеса, которой в Техасе никто не занимается.

Гэри и я искали фермеров, которые продали бы нам права на аренду участка или на использование недр. Большинство землевладельцев являются собственника­ми не только своей земли, но и прав на то, что лежит под ней, в недрах. Появляется нефтяная компания — назовем ее «Компания А» — и приобретает право арен­ды по твердой цене за акр, что дает ей право вести разведку минералов на протяжении определенного вре­мени. Но обычно землевладелец сохраняет то, что на­зывают арендными правами на разработку недр, он получает право удерживать один из восьми баррелей добытой компанией нефти. Это соотношение варьиру­ется.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta