Новый человек в ООН

Наилучшим образом разработанные планы… и поли­тический риск.

«Кто бы подумал,— писал Рид Беверидж в «Хью­стон кроникл» после голосования,— что Буш получит 1 033 243 голоса и все же проиграет?»

Существуют некоторые вещи, объяснял я детям на следующее утро, которых просто не должно быть.

Во-первых, мы считали Ралфа Ярборо уязвимым и были правы. Настолько уязвимым, что консерватив­ные демократы, проталкивая нужного кандидата (под­держиваемого не только Линдоном Джонсоном, но и бывшим губернатором Джоном Коннэлли), победили его прежде, чем я получил свой шанс.

Во-вторых, мы победили в городских районах — в графствах Харрис и Даллас — с общим перевесом в 100 тысяч голосов, но предложение «крепкие на­питки в розлив» привлекло к урнам рекордное число избирателей в сельских графствах. В те дни все они были демократами, все голосовали против «открытых салунов» и все за строго однопартийных кандидатов.

Таким образом, я вернулся в Вашингтон и должен был дослуживать там последние недели моего срока как конгрессмен. Но сначала состоялась пресс-конференция в моем офисе в «Федерал-билдинг» в Хьюстоне. Пер­вый вопрос, конечно же, сводился к тому, как я себя чувствую и что обещает будущее.

«После того как преодолеешь первоначальную боль поражения, все выглядит не так уж плохо,— отвечал я.— Будущее выглядит далеко не столь мрачным, каким оно казалось восемь часов назад».

Назначение президентом Никсоном Джорджа Герберта Уокера Буша постоянным представителем США в ООН с очевидностью вызовет две реакции, которые нетрудно предугадать. Во всем мире у лю­дей, следящих за деятельностью ООН, удивленно приподнимутся брови, а с Капитолийского холма по­сыплются недоуменные вопросы.

Еще бы нет! Назначение на эту должность че­ловека с несложившейся политической карьерой, непереизбранного конгрессмена с очень небольшим опытом в международных отношениях и еще мень­шим в дипломатии, по-видимому, должно рассмат­риваться как серьезный жест пренебрежения адми­нистрации Никсона к ООН. Сенаторы, наблюдаю­щие за правильностью назначений, наверняка по­ставят под вопрос кандидатуру консервативно на­строенного республиканца, нефтяного миллионера из Техаса, на высший дипломатический пост страны.

Иногда первые впечатления могут быть обман­чивы. И если нам повезет, то это правило сра­ботает…

Прошло 22 года с тех пор, как Барбара, малень­кий Джордж и я поселились в скромном доме на гряз­ной улице в Одессе, штат Техас. В то время я рабо­тал сверхурочно, чтобы утвердиться в «Идеко». Мог ли выпускник Йельского университета рассчитывать на то, чтобы выдвинуться в обществе, занимаясь продажей нефтяного оборудования в Западном Техасе?

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta