Общее политическое мнение о выборах

Общее политическое мнение после этого события свелось к тому, что я допустил существенную ошибку не тем, что сказал что-то лишнее, а потому, что не сказал необходимого. Я чувствовал, что моя позиция была прочна: основные правила дискуссии были уже установлены и я намеревался следовать именно им. Од­нако то, чему я научился в тот вечер и чего не знал раньше, состояло в том, что политические кампании имеют свои собственные уникальные правила. По мне­нию общественности, было несправедливо исключать других кандидатов. И лишь позже я понял, что было бы лучше, если бы я сказал Джону Брину: если губер­натор Рейган не против, я не возражаю против того, чтобы другие кандидаты придвинули свои стулья и при­соединились к дискуссии.

Ну, а если бы я так и поступил? Изменился бы результат первичных выборов в Нью-Гэмпшире? Мало­вероятно. Цифровые данные, с которыми мы познако­мились после голосования, показывали, что Рейган был нацелен на полную победу еще до инцидента в Нашуа.

На первичных выборах в Нью-Гэмпшире 26 февраля Рейган получил 50 процентов голосов. Я был вторым с 23 процентами. Все остальные претенденты далеко отстали. Наконец-то началось соревнование двух деле­гатов, к которому мы стремились. Однако по мере того, как Рейган одерживал победы на первичных выборах на Юге и Среднем Западе, пресса заранее предсказала результат кампании: Рейган обеспечил себе выдвижение от республиканской партии.

Почему же я все еще участвовал в гонке? Действи­тельно ли я собирался стать вице-президентом?

Этот вопрос возникал практически на каждой пресс- конференции. В политических кругах распространился слух, что я использовал избирательную кампанию как средство завоевания второго места в бюллетене. Какая другая причина могла бы заставить соперника упор­но цепляться за безнадежное дело?

Мой ответ — не только прессе, но и моей коман­де — состоял в том, что мое положение не было столь безнадежным, как оно выглядело. Мы аккуратно трати­ли деньги, и даже после Нью-Гэмпшира в нашем фонде еще было около трех миллионов. Сконцентрировав наши усилия на ключевых штатах, мы могли надеяться на такой же прорыв, как и в Айове. Всегда был шанс,

что команда Рейгана совершит тактическую ошибку, а мы сможем преподнести еще один сюрприз.

Когда по системе громкого оповещения нашего самолета транслировалась песня Кенни Роджера «Картежник» и музыка подходила к строке «Ты должен знать, как их держать, и должен знать, как их бросать», мы пели все. Чтобы доказать скептически настроенной прессе, что мы все еще боремся, я заимствовал еще одну фразу из рекламы баскетбольной команды «Ва­шингтон буллите» в финале чемпионата США 1979 го­да: «Пока эта толстая леди поет, опера еще не закон­чена».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta