Одесса, штат Техас, лето 1948 года

Стояла жара. Но это была не та влажная жара в разгар лета, какую я помнил по дням службы на фло­те на базе Корпус-Кристи, а сухая техасская жара, ва­лящая с ног, выбеливающая кости в пустыне, способная превратить асфальт в черный плывун и заставить пузы­риться краску на сараях. Такая жара вынуждает знаю­щих свою природу техасцев побыстрее укрыться в тени ближайшего дерева.

Хью Эванс, один из моих коллег по товарному скла­ду «Идеко» в Одессе, знал Техас и был пронырой. Мне лично Хью нравился, но называть его товарищем по ра­боте было бы явной натяжкой, потому что он был наде­лен даром таять в воздухе при малейшем намеке на фи­зический труд. Каждый день, пока остальные проглаты­вали свой утренний кофе, Хью ожидал, пока на склад не въедет «шеви» босса. Тогда-то Хью и исчезал как по волшебству.

«Думаю сбегать к Неллу и выпить чашку кофе,— говорил он, направляясь к столовой вниз по улице.— Скажи старине Биллу, что я сразу же вернусь». К тому времени, когда Хью возвращался, Билл Нелсон, наш босс в «Идеко», уже успевал раздать дневные тяжелые задания вроде разгрузки оборудования и складирова­ния инструмента.

Но в это самое утро расчет подвел Хью. У босса на уме был специальный план. «Джордж,— сказал он как раз в тот момент, когда Хью снова появился в дверях.— Эти насосные агрегаты на складском дворе выглядят чертовски скверно. Вы и Хью пойдете и приведете их в порядок».

Привести их в порядок означало прихватить не­сколько банок с краской с полок склада, сесть в грузо­вой пикап компании и направиться на складской двор, где хранились эти агрегаты. Каждый, кто когда-нибудь проезжал по нефтеносным местам, наверняка видел на­сосы за работой — громоздкие железные машины, ко­торые толкают и тянут длинную цепь из металлических стержней. Они различаются размерами в зависимости от глубины скважины и выглядят как карусельные ло­шадки.

Насосы, которые нам надлежало привести в порядок, были чудовищами, по неделям жарившимися на солн­це. Это грозило проблемами, так как единственный спо­соб покрасить насос — это съезжать по нему сверху вниз, сидя верхом на главном коромысле. Представьте себе катание на раскаленном железе без седла, и перед вами будет картина этой работенки.

Хью Эванс совершал этот путь раньше и не собирал­ся повторять ошибку. Поэтому он принялся окрашивать нижнюю часть самого крупного насоса, делая это не­спешно и спокойно. Минут через пять он остановился, закурил сигарету и легкой походкой направился к бли­жайшему тенистому дереву.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta