Отбив мяча — важный фактор в успехе йельской команды

Однажды после особенно удачной игры в нападении в Рейли, штат Северная Каролина (я, помнится, отбил тогда мяч четыре раза из пяти попыток и пару раз до­бежал сразу до второй базы), ко мне, когда я поки­дал стадион, обратились вербовщики из профессио­нальных бейсбольных клубов. Но это было первое и последнее предложение в мой адрес со стороны «профи».

В то же время я получил множество советов, как улучшить свой отбив мяча, не только от нашего тре­нера Этана Аллена, но и от главного администратора стадиона Морриса Гринберга. В первый год моей игры за йельскую команду Моррис, понаблюдав за тем, как я отбиваю мяч, пришел к нам на Чапел-стрит, где мы жили с Барбарой, и подсунул под дверь письмо сле­дующего содержания:

«Уважаемый сэр,

Наблюдая за Вами с начала сезона, я пришел к выводу, что главная причина Ваших частых про­махов по мячу состоит в том, что Вы бьете не в полную силу. Я убежден, что если бы Вы вложили в свой замах больше силы, то Ваши показатели в позиции отбивающего сразу бы улучшились вдвое. Я также заметил, что Вы совсем не пытаетесь отбить неправильно поданные мячи, а при Вашем хорошем глазомере Вам бы следовало пытаться это делать.

Ваш друг Морис Гринберг».

Моей первой реакцией, после того как я прочел эту записку, было желание найти Морриса и поблагода­рить его за совет; моя вторая мысль состояла в том, что в его совете что-то есть. Обычно я так много думал о технике удара битой по мячу — где и как встретить мяч, как продлить контакт с ним и как отбить его подальше,— что отбивал мяч, как бы защищаясь от него. Я старался не столько сделать мощный резуль­тативный удар, сколько не допустить ошибки по

принципу: не выиграть и не проиграть. Поэтому я ре­шил последовать совету Морриса и стал на трениров­ках больше «атаковать» мяч. Хотя это не принесло мне контракта с профессиональным клубом, но, когда я за­канчивал играть в бейсбол, мои показатели с битой улучшились до весьма уважительного уровня 0,280.

А закончил я свою карьеру бейсболиста в финале студенческого чемпионата США в Каламазу, штат Ми­чиган, в июне 1948 года, через два с половиной года после того, как был демобилизован из военно-морского флота и поступил в Йельский университет. Подобно другим семейным ветеранам войны, я стремился как можно быстрее получить диплом и наверстать поте­рянное время. Моя жизнь в этот период разительно отличалась от развеселой студенческой жизни перед войной.

Барбара, маленький Джордж — он родился в июле 1946 года —  жили вне университетского кампуса в огромном старом доме, поделенном на маленькие квартирки. Если быть точным, их было 13. Я не хочу особо подчеркивать нехватку жилья в послевоенный пе­риод, но в этом доме кроме нас проживала еще дюжи­на семей ветеранов, и каждая тоже с ребенком, а у Сэл­ли и Билла Ридеров было двое детей. Итого 40 человек.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta