Отравление одного из кандидатов

Испугался ли я? Нет, скорее был потрясен. Когда вы постоянно здоровы, а ваше тело вдруг оказывается на полу без видимых причин, вы столь же внезапно обретаете иное представление о приоритетах. Я и по­нятия не имел, что случилось. Быстрый осмотр гости­ничным врачом успокоил меня. Он сказал, что это все­го лишь легкое пищевое отравление, выписал какое-то несложное лекарство и рекомендовал отдых.

Пищевое отравление! Кое-как продержавшись до ве­чера, я прервал свой визит, купил билет на ночной трансатлантический самолет и прибыл обратно в Хьюс­тон. Там в Техасском медицинском центре мой друг и врач д-р Ли Крэйн сказал, что у меня открытая яз­ва. К счастью, кровотечение остановилось само по себе.

Открытая язва? Но и у других людей бывают откры­тые язвы. Сдали нервы, но не я.

Д-р Крэйн быстро избавил меня от этих мыслей. «У тебя, Джордж, классическая ситуация для язвы,— сказал он.— Молодой бизнесмен лишь с одной ско­ростью — самый полный вперед. Ты стараешься сделать слишком много и слишком много нервничаешь».

36

Я ответил, что всегда таким и был и что вряд ли смогу значительно переделать себя в этом возра­сте.

«А было бы лучше, если бы ты смог, не то протя­нешь не больше десяти лет, а то и пяти»,— возразил он, выписывая рецепт с пометкой «cito!»

Тут он всецело завладел моим вниманием. «Я даю тебе временный курс и строгую диету,— продолжал он.— Но это может только снизить ущерб, который ты себе уже причинил. А если хочешь, чтобы та­кое не повторялось, принимай меры. Это в твоих ру­ках!»

Его долгосрочное предписание не включало ни ле­карств, ни диеты, оно относилось к источнику моей бо­лезни. Всю свою жизнь я работал над тем, чтобы управлять своими эмоциями, пытаясь не позволять, что­бы гнев или огорчение влияли на мои мысли. Но я ни­когда особенно не задумывался над тем, чтобы канали­зировать свою энергию, давать ей правильный выход. Однако это положение изменилось, когда я усвоил то, что вынужден был сказать мне д-р Крэйн. Со временем моя язва полностью зарубцевалась, и никаких новых приступов у меня не было.

Все, что рекомендовал врач, сводилось к здравому подходу к работе, но понадобилась открытая язва, что­бы я это осознал. «Ты должен принять как истину, что ты не способен сделать все,— сказал он.— Научись концентрировать свою энергию на том, что ты можешь изменить, и не тревожься по поводу того, что ты изме­нить не можешь».

Если когда-либо обстановка и соответствовала та­кому определению, то в тот вечер в Детройте я оказал­ся именно в ней. Некоторые из моих детей огорчились из-за того, что меня обошли с выдвижением в вице- президенты. Я слушал новости у телевизора, думая о совете д-ра Крэйна. Но дети не были настроены столь философски, слыша, как телевизионные обозреватели списывают их отца. Они воспринимали это как личную обиду. Я сказал им, что надо успокоиться, что тут уж ничего не поделаешь. Поезд ушел, и представителям Рейгана и Форда осталось лишь договориться о не­скольких мелких деталях, после чего «бюллетень-мечта» станет реальностью.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta