Отсутствие дипломатического опыта у Джорджа Буша

Вывод, который я сделал для себя после этой встре­чи, состоял в том, что отсутствие дипломатического опыта (если не считать моих зарубежных контактов в качестве бизнесмена) не будет большим препятствием для моего назначения на этот пост. Никсон рассмат­ривал ООН лишь как форум, где выражалось мировое общественное мнение. Для него работа американского представителя в ООН имела в равной степени полити­ческое и дипломатическое значение. Это в его глазах делало мой политический опыт активом, а не пассивом для будущей работы.

О моем назначении было объявлено 11 декабря 1970 года. Реакция последовала незамедлительно. На Капитолийском холме новость восприняли хорошо, если не считать, что сенатор Эдлай Стивенсон 3-й, выждав три месяца, пока я не вступлю в должность, заявил, что я «совершенно некомпетентен», а мое назначение является «оскорблением» для ООН.

Что касается передовых статей, то большинство откликов было положительным. Питтсбургская «Постгаззет» приветствовала мое назначение («…этим назна­чением [Буша] президент Никсон более чем обеспечил конгрессмена-неудачника. Он также нашел человека заинтересованного, обладающего способностью придать значительность этому важному посту»). Однако «Ва­шингтон стар» и «Нью-Йорк тайме» оно не понравилось («…по-видимому, в его послужном списке нет ничего, что давало бы ему право занять эту исключительно важную должность»).

Сказанное выше подводит ко второму аргументу в пользу принятия работы, на которую, по мнению скептиков, я не годился. Их сомнения пробудили во мне дух соревнования. Они бросили вызов. И я должен был доказать им, что они ошибаются.

Как и большинство американцев, питавших идеалис­тические надежды в отношении ООН, когда она созда­валась в 1945 году, я к началу 70-х годов сильно изме­нил свои взгляды. В качестве «последней надежды на мир» ООН была еще одним погасшим огоньком.

Многим американцам было трудно понять, что, даже если ООН и не оправдала их первоначальные ожидания, она еще служит важным целям. Конечно, ООН может быть очень неэффективной, а временами даже контр­продуктивной в политическом отношении. Однако силы ООН по поддержанию мира, начиная с войны в Корее в начале 50-х годов и до событий на Ближнем Востоке в 70—80-х годах, проявили себя очень хорошо. Организационные усилия в области науки, медицины, сельского хозяйства и космической технологии, не го­воря уже о ее гуманитарной работе среди беженцев и голодающих, были необходимы и плодотворны.

Тем не менее, когда я в начале марта 1971 года после интенсивных совещаний приступил к обязаннос­тям американского посла в ООН, у меня не было ни­каких иллюзий в отношении возможностей этой ор­ганизации, как и моей роли главного представителя США в «стеклянном дворце». Я выступал там как за­щитник, но не апологет политики моей страны. В конце своего первого полного рабочего дня на этом посту я сказал репортеру газеты «Хьюстон пост» Фреду Бонавите следующее: «Я с разбега налетел на преграду». И я действительно столкнулся… с каменной стеной по имени Яков Малик.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta