Почему Джордж Буш захотел стать президентом

У кандидата могут возникнуть сомнения относитель­но всего того, что ему требуется сделать в ходе кампа­нии, и он начинает задавать себе вопросы, подобные тем, которые появились у меня после телефонного разговора с Барбарой: «Чем я занимаюсь здесь, в вос­кресенье после полудня, когда я мог бы быть у се­бя дома?» Или он может задать себе главный вопрос: «Зачем мне нужна эта гонка?»

В начале кампании 1980 года Роджер Мадд поста­вил в тупик Теда Кеннеди, спросив его во время теле­визионного интервью: «Почему вы хотите стать пре­зидентом?» Кеннеди много потерял из-за того, что не смог быстро найти четкий, вразумительный ответ. Но каждый кандидат в президенты, будучи честным с са­мим собой, должен спрашивать себя: «Что бы я ответил Роджеру Мадду, если бы он попытался застать меня врасплох таким вопросом?»

На этот вопрос есть готовые, как бы вытащенные фокусником из рукава ответы, полностью соответствую­щие обстановке телевизионного эпизода, длящегося от 30 до 60 секунд. Во время кампании 1960 года Джон Ф. Кеннеди объяснял, что если вы вступаете в политику, то это объясняется тем, что вы хотите чего-то достичь, а если вы хотите достичь чего-либо значительного, то местом для этого может быть лишь Белый дом. Губерт Хэмфри говорил, что он вел борьбу за президентство по тем же причинам, по которым он делал все остальное, потому что «это у него в крови». Тэо Рузвельт мог бы сказать Мадду, что он считает себя человеком, облечен­ным миссией спасти душу Америки, и что Белый дом был для этого самой подходящей кафедрой. (Хотя его племянник Франклин Делано Рузвельт не был бы спо­собен дать такой ответ, так как — по мнению Уолтера Липпмана — был всего лишь «приятным человеком, ко­торый, не имея для этого никаких существенных ка­честв, очень хотел стать президентом». Это доказывает, что не только кандидаты в президенты совершают гру­бые ошибки в предвыборные годы.)

Джимми Картер заявил как-то, что, после того как он стал губернатором Джорджии, он получил возмож­ность встретиться с некоторыми национальными ли­дерами — Никсоном, Фордом, Тэдом Кеннеди, Хэмф­ри,— после чего задался вопросом: «Что они могут предложить стране такого, чего не могу я?»

Нечто подобное произошло и со мной, после того как я вернулся в Хьюстон в 1977 году и стал вести част­ную жизнь. К этому времени я провел на государствен­ной службе уже больше десяти лет. Я накопил большой опыт работы в центрах, где формируется политика,— в конгрессе, в Организации Объединенных Наций, в На­циональном комитете республиканской партии, в Китае, в ЦРУ. Я видел работу внутреннего механизма Белого дома при двух администрациях, и у меня появились собственные соображения по поводу того, как надо вести дела, если мне представится эта возможность.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta