Политика актив­ного посредника

Дэвид Брюс этих приемов не посещал. Он строго придерживался своей роли офицера связи между прави­тельствами США и Китая, не обладающего полным ста­тусом дипломатического представителя. Я, однако, счи­таю, что, пропуская эти мероприятия, мы терям воз­можность дать почувствовать наше присутствие в Пе­кине. Поэтому я стал принимать приглашения по слу­чаю национальных праздников.

Первое приглашение, которое мы приняли, поступи­ло из посольства Алжира. Когда мы с Холдриджем вошли в зал, по помещению прокатилась волна ожив­ления. Американцы на дипломатическом приеме в Пе­кине! Однако скоро все вошло в норму. Диплома­тический лед был сломан; с тех пор наше появле­ние на подобных мероприятиях рассматривалось как де­ло вполне обычное.

Генри Киссинджер оценивал мою политику актив­ного посредника не очень высоко. Однажды он мне ска­зал: «Не имеет никакого значения, нравимся мы им или нет». Я не согласился. Моей целью было не завоевание популярности в Пекине, а изучение китайцев и пре­доставление им возможности познакомиться с амери­канцами с помощью личных контактов. Сам Генри лучше всех знал ценность личных связей в мировых делах. Именно его теплые отношения с Анваром Садатом помогли нам разрушить барьеры недоверия на Ближнем Востоке.

Но во время нашего пребывания в Китае был и та­кой период, который поколебал мою убежденность в том, что Дэвид Брюс не прав, уклоняясь от участия в дипломатических мероприятиях. Это было весной 1975 года, когда военное положение США и наших южновьетнамских союзников ухудшилось. Такой ход событий, по-видимому, обострил антиамериканские на­строения не только у противников нашей страны во всем мире, но и среди некоторых наших друзей. Каж­дый раз, когда я проходил мимо групп дипломатов, я чувствовал их враждебность, а в некоторых случаях и радость по поводу того, что американская политика в Юго-Восточной Азии терпит провал.

Наихудшим из этих дней было 30 апреля, канун празднования в Пекине Дня 1 Мая. Барбара и я нахо­дились в посольстве Нидерландов на приеме по случаю дня рождения королевы Юлианы. Пока собирались го­сти, прошел слух, что пал Сайгон. Обычно атмосфера подобных мероприятий бывает спокойно сдержанной, но в тот вечер помещение было насыщено напряжен­ным ожиданием. Вдруг представители Временного ре­волюционного правительства Южного Вьетнама, их бы­ло примерно шесть человек, выбежали из зала. На улице раздались приветственные возгласы.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta