Практика контрнападения Джорджа Буша

Затем, показав мне объятую ужасом семью, которая жила в той квартире, человек, занимавшийся этим де­лом (это, конечно, был не Малик, а кто-то, стоявший ниже по должности), набросился на меня с обвинени­ями, утверждая, что здесь преднамеренная провока­ция, которая, вероятно, не могла состояться без на­шего соучастия.

К тому времени я уже усвоил обычную практику контрнападения в ответ на оскорбительные советские обвинения. «Это неправда, и вы это знаете»,— сказал я. Однако он этого, по-видимому, не знал, поскольку в России такие «инциденты» не происходят без того, чтобы об этом не знало правительство. За­тем, указав на инспектора, обследовавшего отдельные участки стены, я добавил: «Вы видите этого офицера? Это лучший в Америке эксперт по баллистике. Мы пригласили его расследовать ваше дело, поскольку на­мерены выяснить, кто это совершил, и вне зависимости от того, кто им окажется, привлечь его к ответствен­ности».

По-видимому, это успокоило русского. Мои слова были, очевидно, приятны и нью-йоркскому следователю, которого я видел в первый раз в жизни.

Главное же было не в этом, а в том, что дело взяла в свои руки нью-йоркская полиция. Вскоре после этого был арестован владелец ружья, из которого был произ­веден выстрел. Им оказался член «Лиги защиты ев­реев». Ему предъявили обвинение. Суд его оправдал, но «Лига защиты евреев» отличалась еще не раз приме­нением насилия во время моей службы в ООН. Я относился с сочувствием к их делу — протесту против преследования советских евреев, но я дал ясно понять лидеру «Лиги защиты евреев» Мейру Кахане, что, на мой взгляд, они добиваются своей цели не очень пра­вильными методами.

Однажды Кахане появился в миссии США в ООН с просьбой о встрече со мной. Я уже собирался от­правиться в здание ООН. Некоторые из моих сотруд­ников, обратив мое внимание на то, что Кахане являет­ся главным организатором разных сенсационных скан­далов, предложили мне воспользоваться черным ходом. Я отказался.

Когда я приближался к главному входу, Кахане, ждавший в приемной, встал и перегородил мне дорогу.

— Почему вы не захотели поговорить со мной? — спросил он.— Ведь я хотел только побеседовать.

— Потому что я видел вашу манеру беседовать — эти выстрелы по советскому представительству,— ска­зал я, выходя на улицу,— и я не поддерживаю ваших актов группового насилия, равно как и насилия по отношению к евреям со стороны арабских террори­стов.

Одним из наиболее ужасных террористических ак­тов, совершенных в те годы арабами, было убийство израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене. И оно заставило меня применить во второй раз в исто­рии ООН право США на вето против резолюции Совета Безопасности, осуждавшей Израиль за нападение на палестинские базы в Сирии и Ливане, но ни словом не упомянувшей о событиях в Мюнхене, которые как раз и послужили причиной нападения на базы.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta