Правила правления Джорджа Буша

Правило первое состоит в том, что при планировании и проведении тайной операции должна быть соблюдена до конца буква закона.

Правило второе обязывает никогда не вступать в сделки с террористами.

Обращаясь к прошлому, можно сказать, что все время появлялись убедительные тревожные признаки того, что иранская инициатива чревата неприятностями. Оказалось, что у Джорджа Шульца и Каспара Уайнбергера также были серьезные сомнения. Если бы я знал об этом и попросил бы президента собрать заседание СНБ, то он смог бы увидеть всю эту опера­цию в другом свете, как игру, обреченную на провал.

Были и другие вопросы, которые задавались коррес­пондентами после того, как вся эта история стала до­стоянием гласности. Не только вопросы о том, что я знал и когда узнал, но и другие неизбежные вопросы, задававшиеся мне в бытность мою вице-президентом.

Если у меня были разногласия с президентом, поче­му я не говорил о них прямо? Вице-президент может излагать президенту свое особое мнение при встрече с ним с глазу на глаз, но не соглашаться с ним публич­но, когда политика администрации подвергается крити­ке, было бы наихудшим примером дешевого оппорту­низма. Поступил бы я таким же образом, если бы я был президентом? Домыслы лучше всего предоставить поли­тической оппозиции и авторам передовых статей, но не близким соратникам президента. А если я и рассчиты­ваю когда-то стать президентом, не следует ли мне оп­ределить позицию Джорджа Буша по тому или иному вопросу, которая расходилась бы с позицией Рональда Рейгана? Для всего есть свое время и место. Вице- президент, который несвоевременно и неуместно ставит свою программу выше программы президента, поднимая свои интересы превыше всего, в любом случае не заслу­живает быть президентом.

И наконец, после дела «Иран — контрас» задавались вопросы о стиле руководства Рональда Рейгана. Спра­шивали, в частности, не уделяет ли нынешний прези­дент слишком мало внимания деталям, не передоверяет ли слишком много полномочий своим подчиненным.

У каждого президента свой стиль руководства. Франклин Рузвельт, стиль которого служит образцом для Рейгана, всегда глядел вперед, оставляя другим заниматься деталями. С другой стороны, Джимми Кар­тер находил время для проверки имен тех, кто пользо­вался теннисными кортами Белого дома.

Основной вопрос поэтому не столько в стиле руко­водства, сколько в качестве руководства, осуществляе­мого президентом. И ответ на то, насколько хорошо Рональд Рейган руководил Белым домом, лежит не в том, как он проявил себя в том или ином вопросе, а в общем результате деятельности его администрации.

Я вспоминаю ясный прохладный день 20 января

1981 года и трибуну, где мы находились в день офи­циального вступления его в должность президента США. Прогноз погоды предвещал дождь, но проглянуло солнце, и температура воздуха поднялась примерно до 12 градусов тепла. Впервые в истории церемония со­стоялась у западного подножия Капитолия, выходящего на Пенсильвания-авеню. Вначале я принес присягу как вице-президент, которую принял мой друг, судья Пот­тер Стюарт, а Барбара держала нашу семейную Биб­лию. За этим последовал гимн «Вера наших отцов»; потом верховный судья Уоррен Бергер принял присягу у нового президента. Прозвучал салют из двадцати одного орудия. После небольшой паузы выступил Ро­нальд Рейган. Он торжественно обещал создать более сильную Америку, живущую в мире, с возрожденной экономикой, с большим уважением к себе во всем мире и с восстановленной верой в себя здесь; он провозгла­сил «эру национального обновления».

Если взглянуть назад, то мы сделали многое в этом направлении. А если взглянуть вперед, то нам все еще предстоит пройти большой путь.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta