Преимущества в правлении Джорджа Буша

В соответствии с законом членами СНБ являются: президент, вице-президент, госсекретарь, министр обо­роны, директор ЦРУ и председатель комитета началь­ников штабов. В законе 1947 года об образовании совета (этим же законом было создано ЦРУ) указы­валось, что его цель — «давать президенту рекоменда­ции в отношении координации внутренней, внешней и военной политики, затрагивающей национальную без­опасность…».

Сказано ясно. Совет национальной безопасности призван давать президенту рекомендации, но не брать на себя обязанность ЦРУ по проведению тайных опе­раций. Но хотя сотрудники аппарата СНБ занялись тайной операцией, которой им заниматься было не по­ложено, члены совета ни разу за все это время, от ее начала до конца, официально не собирались для обсуж­дения иранской инициативы. Не было проведено ни одного заседания СНБ, чтобы рассмотреть все фазы операции — не только возможные выгоды, но и слож­ности и срывы, которые могли ее подстерегать.

Брайс Харлоу, сотрудник Белого дома при Эйзен­хауэре, однажды рассказал об одном из заседаний СНБ, состоявшемся в 1958 году, когда было принято решение направить морскую пехоту в Ливан для поддер­жания неустойчивого прозападного правительства Ка­миля Шамуна. Брайс вспоминал, как Эйзенхауэр, вы­слушав доклад о мерах по обеспечению успеха опера­ции, обратился к своему госсекретарю Джону Фостеру Даллесу и спросил: «Фостер, я считаю, что приняты все меры для того, чтобы дело прошло хорошо. А сейчас скажите, есть ли какой план, если дело пойдет пло­хо?»

В этом случае сам президент, специалист по воен­ным делам, связанным с большим риском, задал ключе­вой вопрос. Однако роль СНБ обычно и состоит в том, чтобы задавать вопросы, то есть взвешивать все «за» и «против», которые должен рассматривать президент, перед тем как дать «добро» на какую-нибудь внешне­политическую акцию, особенно на связанную с риском акцию на Ближнем Востоке.

У президента Рейгана никогда не было такого пре­имущества, которое могли бы дать ему столь взвешен­ные рекомендации по Ирану. Консультативный аппарат СНБ, конечно, существовал, но он не был использован. Его попросту обошли, а информация и рекомендации, поступавшие к президенту, давали представление лишь о деталях, но не о всей картине в целом.

Какой же урок могут извлечь будущие президенты из дела «Иран — контрас»? Давний урок, о котором слишком часто забывают: не искать коротких путей и не забегать вперед, а самое главное — придерживать­ся двух правил.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta