Проблема осведомленности

Чтобы сберечь время на разъезды и не пробиваться сквозь миллион велосипедистов, которые заполняли улицы между американской миссией и штабом Кис­синджера, Барбара и я временно поселились в близле­жащей резиденции для гостей. Один из наших китай­ских хозяев намеренно напомнил, что нам отведены апартаменты в резиденции № 18, в которой останавли­вался президент Никсон во время своего первого визита в Китай в феврале 1972 года.

Эти дома для гостей были удобны, но не отличались роскошью. Как и большинство гостиниц в Китае, они были снабжены всем, что могло бы понадобиться иност­ранному путешественнику в Китае: ручками, чернилами, писчей бумагой, купальными халатами, домашними туф­лями, косметикой, даже зубными щетками и пастой. В свободную минуту перед нашим первым официальным выходом Барбара присела, чтобы написать письмо до­мой. Она написала адрес на конверте и собралась на­клеить на него китайские марки, которые почти никогда не покрываются клеем с обратной стороны. Не обнару­жив клея, она воскликнула: «Все есть, кроме клея!» В этот момент в комнате находились только два че­ловека — Джон Холдридж и я. Тем не менее на следую­щий день бутылочка с клеем стояла на столе.

В программу визита Киссинджера входили перего­воры на высоком уровне — с заместителем премьера Дэн Сяопином и министром иностранных дел Цяо; встречи, которые дали мне редкую возможность почерп­нуть информацию о текущем развитии китайско-американских отношений. Как я понял после четырех недель пребывания на своем посту, такая информация до посла в Китае практически не доходила.

Проблема осведомленности не возникала потому, что сотрудники аппарата Генри в Вашингтоне не хотели делиться тем, что они знали. Но это касалось не одного меня: другие дипломаты в Пекине, по-видимому, также в равной степени испытывали голод на факты, предпо­ложения и даже слухи о том, что происходит на самом деле. Дипломатическую жизнь в Китае окутывала плотная завеса секретности, и после того, как Киссинд­жер отбыл в США, мои дни оказались заполненными визитами других послов, жаждавших выудить у меня любую информацию.

Согласно теории, выдвинутой послом Непала, вновь назначенный посланник в Пекине обладает некоторыми преимуществами. Он называл это «свежей перспекти­вой». «Я здесь уже десять лет,— заметил он,— и думаю, что в результате знаю меньше о китайцах, чем когда приехал».

Иностранные дипломаты скоро узнавали, что ки­тайская дипломатия довела до степени искусства уме­ние пользоваться загадочной фразой.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta