Путешествия Джорджа Буша

Сразу же за Абилином я подъехал к деревянному ресторану, чтобы заказать свой первый завтрак в те­хасском стиле. За автостоянкой виднелись плакаты, рекламирующие пиво. Они дополнительно свидетель­ствовали о том, что Техас находится в другом мире.

«Лоун стар»… «Пёрл»… «Дикси»… «Джэкс»…

Внутри ресторана я пробежал глазами по нацио­нальным маркам пива и попросил «Лоун стар» или «Пёрл», чтобы отметить свое прибытие в Техас (но еще не как техасец—это не происходит так легко). Я дочитал меню и выбрал блюдо под названием «Жа­ренный по-куриному стейк». В столовой военно-морской базы в Корпус-Кристи ничего подобного не подавали, но, после того как я заказал местное пиво, не оста­валось другого выбора, как пройти западнотехасским путем до конца.

«Жаренный по-куриному стейк»,— сказал я, словно зная, что именно я заказываю. Окажется ли этот стейк поджаренным, как цыпленок, или же цыпленком, зажа­ренным словно стейк? Официантка кивнула, взяла меню и направилась к кухне. Минут десять спустя она яви­лась с ответом: это был стейк среднего качества в гус­том курином соусе. В то время я весил 180 фунтов и был худощавым для своего роста. Калории для меня ничего не значили, и в возрасте двадцати четырех лет я не стал бы беспокоиться по поводу холестерина, если бы знал в 1948 году, что это за штука. Но да­же сегодня, при весе 195 фунтов и став почти на 40 лет старше, я считаю «жаренный по-куриному стейк» одним из своих любимейших техасских деликатесов. Единственная разница заключается в том, что я не ем его в обед, если предвидится какая-то послеобеден­ная физическая работа.

Чуть позже я впервые въехал в Одессу. Это было еще одно откровение из-за разницы между пейзажами, которые я знал, и видами Западного Техаса. Я знал, как выглядят индустриальные города там, на Востоке, но никогда не видел целого города из складских по­мещений. Когда я направился к складу «Идеко» — маленькому прямоугольному дому под жестяной кры­шей с погрузочной эстакадой,— я миновал буровые станки вышки, подъемные лебедки; ряды за рядами буровых труб, кожухов и тюбингов; штабеля — ярус на ярусе — бурильных инструментов. Тогда я, конечно, не знал, как они называются. Но я выучил это в течение нескольких дней.

Об этом хорошо позаботился мой напарник Хью Эванс.

Барбара и юный Джордж прибыли в Одессу после того, как я нашел, где нам жить: самый заурядный до­мишко на 7-й Восточной улице с временной перегород­кой посередине, разделившей его на две квартиры. У нас была спальня, маленькая кухня и одна на две квартиры ванная комната. Старая, протекающая окон­ная рама, погнувшаяся от западнотехасских пылевых бурь, жаркими летними ночами пропускала в спальню холодный воздух.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta