Пятидневный визит Киссинджера

В конце пятидневного визита Киссинджера для его семьи была организована поездка в знаменитый своими вышивками город Сучжоу, расположенный на полпути между Пекином и Шанхаем. Мы все вылетели из Пе­кинского аэропорта на двух английских «трайдентах», предоставленных нашими хозяевами. Линн Паскоу из нашей миссии посетил этот город за неделю до этого, сопровождая группу президентов американских универ­ситетов. Он доложил, что этот город забит велосипеда­ми и грузовиками так же, как и Пекин.

Однако в тот день, когда мы с Киссинджером при­ехали в Сучжоу, все выглядело по-иному. Мы ехали по пустынным улицам, на которых не было ни транспор­та, ни пешеходов. Оказавшись примерно в такой же ситуации, Билл Бакли, посетивший Китай с группой журналистов, спросил у сопровождающего, где же люди. «Что?» — спросил сопровождающий. «Народ,— ответил Билл.— Должен же быть народ в Китайской Народной Республике».

Пока мы ехали по главным бульварам Сучжоу, я ви­дел толпы людей, скопившихся на боковых улицах за заграждениями. Какими бы причинами китайское пра­вительство ни руководствовалось, освобождая улицы от людей во время нашего визита, это была мрачная, даже пу­гающая демонстрация того, в какой степени тоталитар­ное правительство может контролировать свое население.

«Потемкинский вариант» возник в одном из парков Сучжоу, где мы увидели группу маленьких детей, кото­рые смеялись, играли и пели, что явно походило на хо­рошо отрепетированную театральную сценку. Наши по­дозрения подтвердились: после того как мы вернулись к нашим машинам, в парке неожиданно наступила ти­шина. Представление закончилось; ребятишки выполни­ли свой долг перед председателем Мао.

Два дня спустя Киссинджер улетел обратно в Ва­шингтон, и жизнь вокруг миссии вернулась в обычное русло. При моем предшественнике Дэвиде Брюсе это означало просто быть американским наблюдателем и че­ловеком для связи с политической сценой Пекина. Брюс считал, что отсутствие официальных отношений между Соединенными Штатами и Народной респуб­ликой не требует большой активности.

Киссинджер, очевидно, был с этим согласен. Когда Генри узнал, что я отказался от посольских постов в Лондоне и Париже ради того, чтобы поехать в Пе­кин, он был сбит с толку. «Время от времени там, ко­нечно, будет значительная работа,— говорил он, опре­деляя мои функции как руководителя миссии,— од­нако чаще всего тебе будет невероятно скучно».

Учитывая ограничения, которые китайские власти налагали на дипломатический корпус, это могло ока­заться правдой в «нормальных условиях». Но после изу­чения потенциальных возможностей моей работы я пе­ресмотрел понятие «нормальные условия» примени­тельно к нашей миссии связи.

Здание миссии, расположенное в той части Пекина, которая отведена под посольства, построено в стиле, напоминающем архитектуру Южной Калифорнии 20-х годов, а именно бульвар Сансет, застроенный частично в испанском, частично в восточном стиле. Ворота охра­няли два солдата Народно-освободительной армии в зе­леной форме.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta