Рабочая атмосфера Джорджа Буша

Когда погода была плохая, водитель выпускал меня около личного лифта, который доставлял меня прямо в кабинет директора на седьмой этаж. Однако чаще всего я входил через главный вход, показывая свою пластиковую карточку охраннику, проходил через глав­ную приемную, мимо мраморных стен с рядами звезд на них — по числу служащих ЦРУ, погибших при выполнении служебного долга.

Кабинет директора был длинный, узкий, со смешан­ной мебелью — темный деревянный стол на одном конце, четырехугольный стол заседаний в другом. Из окна открывался панорамный вид на Северную Вирги­нию, которая особенно красива осенью.

Обычно в 7 часов 50 минут я уже сидел за своим столом и следующие полчаса — или около этого — посвящал просмотру обзора ночных телеграмм из цент­ров ЦРУ со всего мира. Хэнк Ноче, кабинет которого соприкасался с моим, присоединялся ко мне вместе с другими моими помощниками для короткого совеща­ния, прежде чем главы различных директоратов и отде­лов начинали съезжаться на нашу обычную встречу в 9 часов утра.

На этих встречах, неформальных и коротких, обыч­но обсуждались неотложные дела управления. В дни, когда я должен был выступать перед комиссиями кон­гресса (меньше чем за год я появлялся на Капито­лийском холме 51 раз), мы обговаривали некоторые детали моих показаний законодателям.

Раз в неделю (в четверг или в пятницу) я должен был являться в Белый дом на утренние совещания с президентом Фордом. На этих заседаниях присут­ствовал руководитель СНБ Брент Скаукрофт. Когда в повестке дня значились специальные технические вопросы, а президент хотел получить дополнительную информацию, я брал с собой одного-двух специалистов из ЦРУ.

Приблизительно в это время (мне тогда было 50 лет) я втянулся в бег трусцой. Иногда в обеденные часы ко мне присоединялись один-два сотрудника, и мы совершали трехмильную пробежку по близлежащим тропинкам. В плохую погоду мы использовали внутрен­нюю беговую дорожку в подвальном коридоре здания.

Мой рабочий день заканчивался, как правило, в 7 ча­сов вечера после неформальных бесед с сотрудниками и подписания бумаг. Работу на дом я брал только тог­да, когда на следующий день предстоял доклад у президента или какие-то важные слушания в кон­грессе.

Во время моей службы на посту директора ЦРУ наше пребывание в Вашингтоне отличали от предыду­щих две особенности. Первая состояла в том, что не надо было посещать столько политических мероприя­тий, ибо я рассматривал все, что имело политический подтекст как выходящее за рамки моей компетенции. Вторая заключалась в том, что Барбара и я прово­дили существенно больше времени дома, обсуждая наши общие семейные дела и наши личные проблемы; впер­вые с момента нашей женитьбы мы не могли свобод­но говорить о том, как у меня обстоят дела на работе.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta