Самые плодотворные беседы с президентом

Самые плодотворные беседы с президентом у меня бывали каждый вторник, когда мы наедине, без по­мощников, встречались за ленчем либо в небольшой комнате, примыкающей к Овальному кабинету, либо, если позволяла погода, на террасе у южной лужайки. Меню менялось редко. Обычно мы пользовались этим случаем, чтобы отдать свое общее предпочтение мек­сиканской кухне: на закуску фасолевые чипсы-тортильяс и устрицы, затем сырный суп или соус-чиле и щер­бет, ну, а если в тот вечер предстоял обильный офи­циальный обед, мы ограничивались супом и фруктами, которые подавались официантами Белого дома.

Определенной повестки дня для таких встреч у нас не было. Президент часто интересовался конкретными вопросами, которыми я занимался, а если мне пред­стояла поездка за границу, мы обсуждали то, что он хотел бы сообщить моим зарубежным собеседникам. Ленчи проходили непринужденно, мы касались всех вопросов — от положения в стране до разных пустяков. И неизменно я возвращался в свой кабинет с парой услышанных от него шуток.

Уолтер Мондейл, мой предшественник на посту ви­це-президента, дал мне такой совет. «Ни в коем слу­чае,— предупредил он,— не берите на себя ответствен­ность за чьи-то прямые обязанности». Он имел в виду постоянные обязанности, относящиеся к конкретным областям деятельности администрации.

При выполнении любого задания исполнительной власти общее правило состоит в том, чтобы никогда не браться за какое-то дело, не имея возможности для его успешного завершения. Полномочия вице-пре­зидента в любой области исполнительной власти опреде­ляются Белым домом, но границы порой бывают не­четкими. Поскольку Вашингтон — это место, где каж­дый упорно держится за свою беговую дорожку (и чем ближе к центру власти или к кругам, близким к нему, тем упорнее), то вице-президент, если сочтут, что он заступает за разграничительную линию, может столк­нуться либо с аппаратом советников Белого дома, либо с кем-то из членов кабинета.

Одной из лучших (или худших) иллюстраций к тому, что может произойти, когда вице-президент берется за работу, угрожающую чужой дорожке, было то, что случилось с Нельсоном Рокфеллером в бытность его вице-президентом в 1974-1975 годах. Опираясь на свой опыт губернатора штата Нью-Йорк, он надеялся сыграть основную роль в выработке внутренней полити­ки администрации Форда. Но когда его назначили гла­вой совета по внутренней политике при Белом доме, у него очень скоро возникли трения с аппаратом, несмотря на то что он заручился благословением пре­зидента Форда. Планы Рокфеллера в области внутрен­ней политики просто не совпадали с планами аппара­та советников. Однажды в бытность свою директором ЦРУ я посетил Рокфеллера в его офисе в здании ад­министративных управлений, и он минут 20 жаловался на советников Белого дома. «У меня хорошие отноше­ния с президентом,— сказал он,— но этот чертов ап­парат скрутил меня по рукам и ногам».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta