Семья Джорджа Буша

Отец был администратором, сила которого заключа­лась в преобразовании неудачливых компаний и превра­щении убыточных в прибыльные. Проведя несколько лет в компании «Симмонс», отец был нанят кредиторами компании «Хапп продактс», настилавшей полы, чтобы выправить ее финансовые дела. Когда отец вскрыл проблему, а она заключалась в незаконном присвое­нии прибылей, мистер Хапп воспринял все как личное оскорбление. Это вызвало такой кризис в правлении компании, о каких не говорят на факультетах делового администрирования. Моему отцу пришлось держать в ящике своего рабочего стола заряженный револьвер. В конце концов конфликт был разрешен, когда Хаппа осудили за мошенничество. Кредиторы Хаппа попроси­ли отца остаться и руководите небольшой фирмой. Он принял это предложение, действовал успешно, и после серии слияний она стала частью «Юнайтед Стейтс раббер компани».

Тем временем отец и мать воспитали семью из пяти человек. Мой брат Прескотт, младший, родился в 1922 году, когда отец еще работал у «Симмонса» в Кингспорте, штат Теннесси. Ко времени моего рожде­ния 12 июня 1924 года семья переехала в Милтон, штат Массачусетс, где отец теперь работал в «Ю. С. раббер компани». Когда эта компания перенесла свою штаб- квартиру в Нью-Йорк, мы окончательно обосновались в близлежащем Гринвиче, штат Коннектикут.

Мы были мобильной семьей в те дни, когда авто­мобиль подрывал старый американский стиль жизни де­вятнадцатого века. Много лет спустя, выступая в Кинг­спорте, я встретил пожилую даму, которая еще помни­ла, как отец работал там в начале 20-х годов. Возвра­щаясь в Вашингтон, я размышлял о том, как сильно изменилась бы моя жизнь, если бы мои родители не пе­реселились в Новую Англию, а осели бы в Кингспорте. Переехал бы я в Техас? Присоединился ли бы к Го­варду Бейкеру и Биллу Броку в делах республиканской партии в Восточном Теннесси?

В Техас, вероятно, переехал бы; это все, казалось, было предопределено, когда мне исполнилось 18 лет. Даже авианосец, на который я был назначен в дни службы на флоте, назывался «Сан-Джасинто» и ходил под однозвездным флагом штата Техас. Но я начал политическую деятельность поздно, потому что наша семья не слишком-то интересовалась политикой. Отец был республиканцем и активно участвовал в сборе партийного фонда в своем штате, но политические темы редко обсуждались в семейном кругу. Раз в неделю он председательствовал на собрании горожан Гринвича, и это было скорее гражданским, чем политическим делом.

Только в 1950 году, два года спустя после моего отъезда в Техас, отец в 55 лет впервые принял участие в политическом состязании в качестве кандидата в сенат США. Это меня не удивило, так как я знал, что побу­дило его к этому шагу. Он выдвинулся в деловом мире. Теперь он чувствовал, что задолжал в политике, и был готов выплатить свой долг.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta