Стратегия кандидата Ярборо

Этот эпизод открыл мне, что в сознании некоторых избирателей Совет по внешним сношениям был не чем иным, как всемирным инструментом международного заговора коммунистов и Уолл-стрита, и, что еще хуже, упомянутый хьюстонский юрист в свое время работал и на президента Эйзенхауэра — известного ставленника коммунистов с точки зрения некоторых членов «Об­щества Джона Бэрча».

Я живо представил себе эту разорванную на клочки карточку кампании, валяющуюся у моих ног, когда про­чел, что Ралф Ярборо представляет меня «любимчиком Джона Бэрча». Ралф, должно быть, в полном отчаянии, подумал я, если, прибыв в мое родное графство, он говорит нечто подобное. Ведь в Хьюстоне хорошо зна­ли, что бэрчисты включили меня в список политических противников.

Стратегия Ярборо была очевидной: он хотел связать свою кампанию с избирательной кампанией Линдона Джонсона и наклеить на меня ярлык «экстремиста». Среди избирателей Техаса Джонсон опережал Голдуо- тера по голосам примерно 2:1, ведя свою кампанию , под одним лозунгом: если Барри изберут президен­том, то он или взорвет мир, или сделает что-нибудь от­чаянное, например втянет американские войска в сухо­путную войну во Вьетнаме.

То, что я любимец Джона Бэрча, явилось для меня сюрпризом, но самый жестокий урок кампании состоял в открытии, что я не техасец (по крайней мере по определению моего противника. Как заявил Ярборо, я был «саквояжником», прибывшим из Коннектикута). Даже Линдон Джонсон в ходе предвыборной поезд­ки по штату поднял этот вопрос, хотя я рассчитывал, что, после того как я 16 лет жил, работал и воспитывал детей в Одессе, Мидленде и Хьюстоне, мои достоинства как техасца были довольно обоснованными.

Я мог бы справиться с этим выпадом, даже если бы он исходил от президента. (В конце-то концов я провел в Техасе с 1948 года больше времени, чем сам Джон­сон). Но обвинение, с которым нельзя было ничего по­делать, ибо оно было справедливо, относилось к моей партийной принадлежности. Несмотря на то что Эйзен­хауэр в 50-е годы дважды победил в этом штате на выборах в президенты США — я занимался низовой избирательной работой в Мидленде в ходе обеих его кампаний,— Техас все еще оставался непоколебимо демократическим штатом. Когда в Техасе проводились какие-либо выборы, они практически проходили под лозунгом:     «Имеется вакантная общественная долж­ность, Республиканцы не требуются».

Правда, консервативный профессор Джон Тауэр выдвинул свою кандидатуру как республиканец и занял место Линдона Джонсона в сенате в 1961 году, после того как тот стал вице-президентом. Но Тауэр — иск­лючение: он стал единственным республиканцем, кото­рый выиграл выборы в Техасе с середины прошлого века. На большей же части территории штата в начале 60-х годов техасская республиканская партия была очень малочисленной, и если бы вы захотели созвать митинг местных республиканцев, то для его участников хватило бы помещения чуть больше телефонной будки.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta