Свойства профессионального дипло­мата

Отличительное свойство профессионального дипло­мата состоит в том, чтобы никогда не позволять лич­ным чувствам влиять на его отношение к работе. Но я не был профессионалом. Сидя там, в кресле аме­риканского посла, я испытывал, глядя на эту сцену, не только горечь, но и отвращение. Одно из прави­тельств, которое помогло образованию ООН — прави­тельство Китайской Республики,— было исключено из международного сообщества, и это событие праздно­валось на заседании Генеральной Ассамблеи. Если это и был «парламент народов» и «федерация мира», значит, мир находился в более затруднительном поло­жении, чем я думал.

Перед тем как стало ясно, что дни пребывания Тайваня в ООН сочтены, я дал волю личным чувствам. В тот момент, когда я увидел Лю Чиэ, посла Тайваня, в последний раз покидающего зал со своей делегацией, я поднялся со своего кресла, догнал его, прежде чем он достиг двери, положил ему руку на плечо и выска­зал сожаление по поводу того, что произошло. Он чувствовал, что организация, образованию которой способствовала его страна и которую она поддерживала, его предала.

С точки зрения Лю, США сделали далеко не все, что могли, чтобы поддержать правительство Тайваня. Американская позиция по отношению к статусу этой страны не была последовательной. Делегация США при­ложила много усилий, чтобы Генеральная Ассамблея приняла политику «двойного представительства», однако в конце концов получилась «двойственная политика» — Вашингтон и хотел и не хотел признания Пекина,— и это подорвало наши усилия, которыми мы пытались спасти Тайвань.

Летом 1971 года Генри Киссинджер нанес тайный визит в Пекин, и это был первый сигнал об измене­нии политики США. Затем, незадолго до обсуждения статуса Тайваня на сессии Генеральной Ассамблеи, Бе­лый дом объявил, что в 1972 году президент Никсон посетит Китай.

Эти новости рассматривались в Белом доме и госу­дарственном департаменте как исторический прорыв. Однако на практическом уровне американской политики в ООН мы упрашивали нейтральные страны твердо стоять против Пекина, в то время как сами смягчали свою политику по отношениям к режиму Мао.

Несмотря на мои личные чувства по поводу исклю­чения Тайваня из ООН, дальновидная мудрость, про­являвшаяся в принятии КНР в ООН и установлении дипломатических связей с Пекином, была вполне оче­видной. Я понял смысл того, что пытались сделать президент и Генри Киссинджер. Труднее было понять, почему Генри сказал мне, что он разочарован оконча­тельными итогами голосования по Тайваню. Я тоже был озадачен этим. Однако, принимая во внимание то, что в Нью-Йорке говорили одно, а в Вашингтоне делали другое, такой результат был неизбежен.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta