Уотергейтский скандал

Уотергейтский скандал разразился всего через не­сколько месяцев после того, как я начал работать в НКРП. С весны 1973 года до отставки президента 8 августа 1974 года я как председатель НКРП прак­тически ничем не занимался, кроме дел в комитете.

Мне удалось изменить кое-что в его деятельности, применив те же управленческие принципы, которые я использовал в корпорации «Запата». Так, я сократил ряд статей бюджета, например заменив роскошный лимузин председателя более скромным автомобилем. Было произведено значительное сокращение штатов. Приказом, запретившим употреблять спиртные напит­ки в рабочее время, были также отменены «веселые часы», вошедшие в привычку у некоторых сотрудников.

Однако это были рутинные домашние изменения — совсем не то, о чем говорил мне президент в Кэмп-Дэвиде. Создать новую коалицию большинства? Это была идея, для которой время еще не настало. По мере того как взрывалась каждая новая мина, потря­сающая основы президента Никсона, становилось ясно, что нам повезет, если мы спасем хотя бы ту коали­цию, которая уже существовала.

Большинство председателей национальных пар­тийных комитетов (как республиканцев, так и демокра­тов) посещали своих партийных функционеров в шта­тах и на местах в качестве организаторов аплодисмен­тов. Моя же деятельность состояла в том, чтобы но­ситься как скорая помощь по стране, залечивая пар­тийные раны.

После нашей встречи в Кэмп-Дэвиде у меня со­стоялись еще только две частные беседы с президентом по поводу партийных дел. Были, конечно, и заседа­ния кабинета, однако, по мере того как «Уотергейт» отнимал у Белого дома все больше и больше времени, их значение снижалось.

Но подобно тому как я разочаровался в Белом доме, разочаровалась во мне и команда президента. Холдеман, Эрлихман и Чак Колсон хотели, чтобы во главе НКРП был председатель, который стал бы застрельщиком контратак против следователей, ведущих дело об «Уотергейте».

Однажды Колсон переслал мне из Белого дома про­ект письма, с тем чтобы я написал его на бланке НКРП. Это письмо содержало нападки на критиков президента в тоне, который в аппарате Белого дома на­зывали «сильными выражениями». Прочитав его, я по­нял, что это не «сильные», а просто ругательные выра­жения.

Я считал, что работа председателя НКРП состояла не в том, чтобы штемпелевать дикие политические об­винения, выдвигаемые сотрудниками аппарата Белого дома. После того как мне сказали, что подписание подобных писем было в прошлом «обычным делом», я сказал, что больше этого не будет.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta