Внепартий­ная работа в ООН и Китае

Однако я получил совершенно неожиданную под­держку. Нарушая партийную этику, сенатор Уолтер Мондейл, который через 15 месяцев стал вице-президентом, сказал одному газетчику, бравшему у него интервью, что, возможно, для работы в ЦРУ как раз и нужен политик, так как он будет более чувствитель­ным к разным злоупотреблениям со стороны этой орга­низации. И в то время как консервативный обозрева­тель Джордж Уилл ставил под сомнение мудрость моего назначения, либерал Том Уикер на страницах «Нью-Йорк тайме» высказал предположение, что мой политический опыт, равно как и практика внепартий­ной работы в ООН и Китае, могли бы даже оказаться полезными для ЦРУ в его стремлении вновь завоевать доверие.

По мере приближения к слушаниям в сенате о моем назначении споры вокруг этого разгорались все силь­нее. И тут я получил письмо с поддержкой и советом с Сан-Клементе, штат Калифорния.

«Дорогой Джордж,

Все, через что ты прошел до сих пор, пока­жется тебе «детским садом» по сравнению с тем, что тебя ожидает. Я только хочу дать тебе один маленький совет. Тебя будут всячески уговаривать уступить настояниям и пообещать членам сенатской комиссии сделать ЦРУ в будущем открытой книгой. Это, конечно, наиболее верный способ, чтобы уменьшилось число голосующих против и тебя утвердили. Но это также и вернейший способ уни­чтожить управление, которое и без того изрядно ослаблено бездоказательными нападками со стороны как сената, так и следственных комитетов палаты представителей.

Ричард Никсон»

Упоминание Никсоном об «уступках» было туман­ным намеком на политику человека, которого я должен был сменить в ЦРУ,— Билла Колби. В качестве ди­ректора ЦРУ Колби подвергался серьезной критике со стороны работников самого управления и прави­тельственных чиновников за ту невероятную откровен­ность, которую он всякий раз демонстрировал перед комиссиями конгресса. Колби не раз вспоминал слова Киссинджера, который однажды сказал ему: «Ты зна­ешь, Билл, чем ты занимаешься, когда приходишь на Холм? Ты исповедуешься».

Однако Колби шел по тому же натянутому канату, по которому должен был пройти и я, став директором ЦРУ. Вопрос был в том, где предел того, что конгресс и общественность имеют право знать, а где в работе ЦРУ возникает необходимость секретности. Даже присамых лучших условиях работы этот вопрос влияет на все разведывательные операции, которые ведет сво­бодное общество, и на него нельзя дать однозначный ответ. В той большой и неопределенной области, ко­торая известна как «интересы национальной безопас­ности», один государственный чиновник считает совер­шенно секретным то, что другой рассматривает как не­секретное.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta