Военная сила — это не главное

«Однако Китай утверждает, что военная сила — это не главное,— сказал Киссинджер.— И у нас с вами имеются общие противники».

Мао написал свой ответ. Одна из помощниц под­няла лист так, чтобы мы его увидели. Ответ был написан по-английски: «Yes».

Между председателем КНР и государственным секретарем США произошел обмен взглядами по поводу Тайваня. Мао сказал, что эта проблема со временем решится, может быть через 100 лет или даже через несколько сотен лет. Из этого я сделал вывод, что китайцы прибегают к подобным выражениям, чтобы произвести впечатление на иностранцев продолжитель­ностью своей истории, насчитывающей несколько тыся­челетий. Они относятся ко времени и к своей природ­ной терпеливости как к союзникам в делах, которые они ведут с нетерпеливыми представителями Запада.

Как Дэн Сяопин и большинство других лидеров китайской революции, Мао происходил из простого де­ревенского рода и часто в ходе дипломатических бесед пользовался крестьянскими выражениями. Так, оцени­вая одну из конкретных проблем американо-китайских отношений, он назвал ее не более важной, чем «фан го пи», что одна из помощниц тут же перевела как «со­бачья вонь».

Это было одно из тех выражений, которых не имел в своем амбарном лексиконе даже Гарри Трумэн.

По мере того как встреча продолжалась, казалось, что Мао становится все сильнее и оживленнее. Он часто жестикулировал, двигал головой из стороны в сто­рону, и, казалось, его вдохновляла беседа. И он про­должал ссылаться на Всевышнего, заметив вдруг: «Бог благословил вас, а не нас. Бог не любит меня, потому что я революционный военный вождь, к тому же коммунист. Нет, он не любит меня, он любит вас троих»,— и он кивнул в сторону Киссинджера, Уинсто­на Лорда и меня.

Встреча уже подходила к концу, когда Мао вовлек в беседу Уинстона и меня. «Этот посол,— сказал он, указав на меня,— находится в нелегком положении. Почему вы не обращаетесь ко мне?»

«Это было бы для меня большой честью,— от­ветил я,— но я боюсь, что вы очень заняты».

«О, я не занят,— сказал Мао.— Я не занимаюсь внутренними делами. Я только слежу за международ­ными новостями. Вы действительно должны меня навестить».

Я увидел Мао еще однажды, во второй, и послед­ний, раз, когда президент США Форд нанес официаль­ный визит в Пекин через пять недель после описанных выше событий. Тогда уже было объявлено о моем новом назначении на пост директора Центрального разведы­вательного управления. Беседуя со специалистами на­шей миссии после встречи с Киссинджером, я упомя­нул о том, что сказал Мао о моем возможном визите к нему, и добавил, что мне следует, вероятно, попро­бовать воспользоваться этим. Специалисты миссии посчитали, однако, что со стороны председателя КНР это было лишь проявлением дипломатической вежли­вости, и я не стал ничего предпринимать. Однако через год, после того как Мао умер, Барбара и я посетили Китай, и я упомянул о приглашении председателя одно­му из китайских правительственных чиновников.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta